Симонов молитва безбожника

Молитвенное правило: Симонов молитва безбожника | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Михаил Лермонтов — Молитва (В минуту жизни трудную): Стих

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

Анализ стихотворения «В минуту жизни трудную» Лермонтова

Лермонтов вошел в поэтический мир, прежде всего, как бунтарь-одиночка. С самых ранних произведений он развивает романтический образ поэта, противостоящего толпе. Главные устремления лирического героя – достижение свободы и независимости. Параллельно он разрабатывает демоническую тему. Идеал Лермонтова – мятежный дух, стоящий выше людских и божественных законов. Естественно, такие настроения были очень далеки от христианского смирения и покорности. Многие считали поэта вольнодумцем и безбожником.

Именно поэтому стихотворение «В минуту жизни трудную», или «Молитва», резко выделяется на общем фоне творчества Лермонтова. Оно было написано в 1839 г., вскоре после возвращения поэта из ссылки. Обращение к религиозной теме можно объяснить мучительным поиском выхода из непростой ситуации. Защита Пушкина в стихотворении «Смерть поэта» вызвало царскую опалу и закрыло для Лермонтова двери во многие дома высшего общества. К нему стали относиться с подозрением и недоверием. Будучи еще молодым человеком, поэт с горечью признает, что не находит в людских сердцах отклика на свои призывы к справедливости. Его отчужденность от мира только усиливается.

Маловероятно, что Лермонтов испытал внезапное религиозное озарение. Просто вера осталась единственным средством к спасению, когда другие возможности уже исчерпаны. Есть свидетельства, что на поэта сильно повлияло общение с М. Щербатовой, призывавшей его обратиться к Богу.

Спокойное и грустное стихотворение все равно не укладывается в религиозные стандарты. В нем вообще не упоминается Бог, святые или какие-либо библейские персонажи. Автор не прибегает к покаянию, что по идее следовало бы сделать в первую очередь, учитывая его жизнь и поступки. Он смиряет свою гордость, но не признает за собой ошибок. Молитва Лермонтова проста и легка. Конкретное ее содержание совершенно не важно. Значение имеет само «созвучье слов живых». Их сочетание имеет невероятную силу, позволяющую человеку сбросить с себя тяжелый груз накопленных переживаний и страданий. Молитва способна очистить душу и дать возможность и дальше нести свой жизненный крест.

Стихотворение удивительно лирично и музыкально. Впоследствии на его основе был создан романс.

Стих «В минуту жизни трудную» стал ярким образцом религиозной лирики. В наше время он очень высоко ценится среди последователей неортодоксальных христианских учений.

Константин Симонов: Стихи

В советской литературе особое место занимает творчество Константина Симонова. Его стихотворение «Жди меня» известно почти каждому человеку постсоветского пространства.

Тематика стихов Константина Симонова:

Уже в возрасте 25 лет Константин Симонов утвердился как поэт. В ранних стихах Симонова предвоенного времени мы можем увидеть, что он полностью не поддерживал все идеалы того времени. Во время Великой Отечественной войны имя поэта было символом патриотизма. Однако это не помешало в то время написать ему сборник стихотворений «С тобой и без тебя», который стал основой всей его любовной лирики. После этого сборника, мы можем найти еще множество стихов Симонова о любви.

Кроме того, в творческом наследии поэта имеются стихи о природе, короткие стихотворения для детей и школьников. С этими работами, а также другими лирическими произведениями Константина Симонова Вы сможете ознакомиться на нашем сайте в данном разделе.

«Да, мы живём, не забывая. «

100 лет со дня рождения Константина Симонова

Единственный распорядитель – время,

оно запрещает вход непосвященным

и открывает его тем,

кто умеет читать и слышать.

Мы любим жизнь. Но нам она нужна

Лишь той, которой мы её создали,

За эту жизнь и смерть нам не страшна,

Мы за неё трудились и страдали…

Константин (Кирилл) Михайлович Симонов родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье полковника Генерального штаба Михаила Агафангеловича Симонова и княжны Александры Леонидовны Оболенской. Сына назвали Кириллом, но позднее он сменил имя на «Константин». Причина для смены имени была веская: Симонов не выговаривал ровно половину букв своего первоначального имени, «р» и «л» ему не давались.

Отец К. Симонова пропал без вести в годы гражданской войны. В 1919 г. мать с сыном переехала в Рязань, где она вышла замуж за преподавателя военного дела, бывшего полковника царской армии А.Г. Иванишева. По собственному признанию К. Симонова, отчим оказал сильное и благотворное влияние на его жизненные и житейские принципы и привычки. Отчиму он обязан своей любовью к армии.

Учился в Рязани, а закончил восьмилетку в Саратове, куда перевели отчима. После семилетки продолжал образование в ФЗУ, переехав с родителями в Москву, работал токарем, а в 1934 г. поступил в Литературный институт. Его сокурсниками были Е. Долматовский, М. Матусовский, М. Алигер.

Поэтическая биография К. Симонова складывалась успешно. Начал печататься с 1936 г. Еще до приема в Литинститут ему как молодому рабочему автору дали командировку на строительство Беломорканала, в результате чего появилась поэма «Павел Черный».

В начале осени 1939 г. К. Симонов отправляется на свою первую войну – он назначен поэтом в газету «Героическая красноармейская» на Халхин-Гол, где в жизнь писателя вошли люди, которым он остался верен до последних дней. Это Г. К. Жуков и редактор «Героической Красноармейской», а в Великую Отечественную – «Красной Звезды», Давид Ортенберг, ставшие впоследствии героями его воспоминаний и прототипами персонажей его прозы.

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию, работал в газете «Боевое знамя». В 1942 г. ему было присвоено звание старшего батальонного комиссара, в 1943 – звание подполковника, а после войны – полковника. Большая часть его военных корреспонденций публиковалась в «Красной звезде».

За четыре военных года написал пять сборников очерков и рассказов, повесть «Дни и ночи», пьесы «Русские люди», «Так и будет», «Под каштанами Праги», дневники, которые впоследствии составили два тома его собрания сочинений.

После того как в «Правде» было опубликовано стихотворение «Жди меня», посвященное любимой женщине – актрисе Валентине Серовой, К. Симонов стал самым известным и почитаемым поэтом в стране.

Читайте так же:  Благодарственная молитва Иоанна

Феномен лирического «Жди меня», написанного в августа 1941 г., перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту – далекой женщине, выходит за рамки поэзии.

«Жди меня» – молитва атеиста, заговариванье судьбы, хрупкий мост между жизнью и смертью, и оно же – опора этого моста. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит.

Когда «Жди меня» кто-то перевёл на немецкий, гитлеровцы восприняли стихотворение как родное, написанное неизвестным немецким автором: «Wart auf mich, ich komm zuruck…» (хотя у них была своя «Лили Марлен»).

Как военный корреспондент К. Симонов побывал на всех фронтах, прошел по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боев за Берлин. После войны появились его сборники очерков: «Письма из Чехословакии», «Славянская дружба», «Югославская тетрадь», «От Черного до Баренцева моря. Записки военного корреспондента».

После войны в течение трех лет пробыл в многочисленных зарубежных командировках (Япония, США, Китай).

Победу двадцатидевятилетний К. Симонов встретил уже знаменитым писателем, лауреатом Сталинских премий, самым молодым из руководителей Союза писателей, автором известных произведений, переводимых на разные языки.

Смерть Сталина совпала с переменами в личной и творческой жизни: К. Симонов разошелся с актрисой Валентиной Васильевной Серовой, женился на вдове поэта Семена Гудзенко Ларисе Жадовой, был снят с редакторства в «Новом мире» и в 1958 г. уехал в Ташкент собственным корреспондентом «Правды» по Средней Азии.

Здесь он написал роман «Живые и мертвые». Либеральный воздух «оттепели» и великолепное знание войны счастливо сочетались в этой прозе.

Проза К. Симонова – мужская проза. Его война объемна, он видит ее с разных точек и ракурсов, свободно перемещаясь в ее пространстве от окопов переднего края до армейских штабов и глубокого тыла. Довольно часто К. Симонова упрекали в том, что проза его – офицерская, что она лишена крови и пота ежедневного солдатского труда. К. Симонов возвратился из Ташкента в Москву в начале 1960-х.

Время «застоя» заметно сказывается на творчестве К. Симонова: стихов он почти не пишет, а отдельные поэтические удачи напрямую связаны с прошлым – войной, памятью о ней, ее историческими датами.

Он был успешен в творчестве и обласкан властью. По сценариям К. Симонова поставлены многие фильмы: «Парень из нашего города» (1942), «Жди меня» (1943), «Дни и ночи» (1943-44), «Бессмертный гарнизон» (1956), «Нормандия-Неман» (1960, совместно с Ш. Спаакоми, Э. Триоле), «Живые и мертвые» (1964).

С 1946 по 1950 гг. и с 1954 по 1958 гг. он был главным редактором журнала «Новый мир»; с 1950 по 1953 гг. – главным редактором «Литературной газеты»; с 1946 по 1959 гг. и с 1967 по 1979 гг. – секретарем Союза писателей СССР. В 1974 г. он удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Последнее десятилетие занимался и кинематографом. Совместно с Романом Карменом создал кинопоэму «Гренада, Гренада, Гренада моя», потом уже самостоятельно, в качестве автора фильма «Чужого горя не бывает» – о вьетнамской войне, «Шел солдат», «Солдатские мемуары» – на основе бесед с кавалерами трех Орденов Славы, телефильмы о Булгакове и Твардовском.

28 августа 1979 года Константин Симонов умер. Он завещал развеять свой прах на поле под Могилевом, где в 1941 г. ему удалось выйти из окружения. На памятном знаке возле Буйнического поля начертано: «Всю жизнь он помнил это поле боя и здесь завещал развеять свой прах».

«Да, мы живём, не забывая. «

100 лет со дня рождения Константина Симонова

Единственный распорядитель – время,

оно запрещает вход непосвященным

и открывает его тем,

кто умеет читать и слышать.

Мы любим жизнь. Но нам она нужна

Лишь той, которой мы её создали,

За эту жизнь и смерть нам не страшна,

Мы за неё трудились и страдали…

Константин (Кирилл) Михайлович Симонов родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье полковника Генерального штаба Михаила Агафангеловича Симонова и княжны Александры Леонидовны Оболенской. Сына назвали Кириллом, но позднее он сменил имя на «Константин». Причина для смены имени была веская: Симонов не выговаривал ровно половину букв своего первоначального имени, «р» и «л» ему не давались.

Отец К. Симонова пропал без вести в годы гражданской войны. В 1919 г. мать с сыном переехала в Рязань, где она вышла замуж за преподавателя военного дела, бывшего полковника царской армии А.Г. Иванишева. По собственному признанию К. Симонова, отчим оказал сильное и благотворное влияние на его жизненные и житейские принципы и привычки. Отчиму он обязан своей любовью к армии.

Учился в Рязани, а закончил восьмилетку в Саратове, куда перевели отчима. После семилетки продолжал образование в ФЗУ, переехав с родителями в Москву, работал токарем, а в 1934 г. поступил в Литературный институт. Его сокурсниками были Е. Долматовский, М. Матусовский, М. Алигер.

Поэтическая биография К. Симонова складывалась успешно. Начал печататься с 1936 г. Еще до приема в Литинститут ему как молодому рабочему автору дали командировку на строительство Беломорканала, в результате чего появилась поэма «Павел Черный».

В начале осени 1939 г. К. Симонов отправляется на свою первую войну – он назначен поэтом в газету «Героическая красноармейская» на Халхин-Гол, где в жизнь писателя вошли люди, которым он остался верен до последних дней. Это Г. К. Жуков и редактор «Героической Красноармейской», а в Великую Отечественную – «Красной Звезды», Давид Ортенберг, ставшие впоследствии героями его воспоминаний и прототипами персонажей его прозы.

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию, работал в газете «Боевое знамя». В 1942 г. ему было присвоено звание старшего батальонного комиссара, в 1943 – звание подполковника, а после войны – полковника. Большая часть его военных корреспонденций публиковалась в «Красной звезде».

За четыре военных года написал пять сборников очерков и рассказов, повесть «Дни и ночи», пьесы «Русские люди», «Так и будет», «Под каштанами Праги», дневники, которые впоследствии составили два тома его собрания сочинений.

После того как в «Правде» было опубликовано стихотворение «Жди меня», посвященное любимой женщине – актрисе Валентине Серовой, К. Симонов стал самым известным и почитаемым поэтом в стране.

Читайте так же:  Молитва чтоб найти любовь мужчине

Феномен лирического «Жди меня», написанного в августа 1941 г., перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту – далекой женщине, выходит за рамки поэзии.

«Жди меня» – молитва атеиста, заговариванье судьбы, хрупкий мост между жизнью и смертью, и оно же – опора этого моста. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит.

Когда «Жди меня» кто-то перевёл на немецкий, гитлеровцы восприняли стихотворение как родное, написанное неизвестным немецким автором: «Wart auf mich, ich komm zuruck…» (хотя у них была своя «Лили Марлен»).

Как военный корреспондент К. Симонов побывал на всех фронтах, прошел по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боев за Берлин. После войны появились его сборники очерков: «Письма из Чехословакии», «Славянская дружба», «Югославская тетрадь», «От Черного до Баренцева моря. Записки военного корреспондента».

После войны в течение трех лет пробыл в многочисленных зарубежных командировках (Япония, США, Китай).

Победу двадцатидевятилетний К. Симонов встретил уже знаменитым писателем, лауреатом Сталинских премий, самым молодым из руководителей Союза писателей, автором известных произведений, переводимых на разные языки.

Смерть Сталина совпала с переменами в личной и творческой жизни: К. Симонов разошелся с актрисой Валентиной Васильевной Серовой, женился на вдове поэта Семена Гудзенко Ларисе Жадовой, был снят с редакторства в «Новом мире» и в 1958 г. уехал в Ташкент собственным корреспондентом «Правды» по Средней Азии.

Здесь он написал роман «Живые и мертвые». Либеральный воздух «оттепели» и великолепное знание войны счастливо сочетались в этой прозе.

Проза К. Симонова – мужская проза. Его война объемна, он видит ее с разных точек и ракурсов, свободно перемещаясь в ее пространстве от окопов переднего края до армейских штабов и глубокого тыла. Довольно часто К. Симонова упрекали в том, что проза его – офицерская, что она лишена крови и пота ежедневного солдатского труда. К. Симонов возвратился из Ташкента в Москву в начале 1960-х.

Время «застоя» заметно сказывается на творчестве К. Симонова: стихов он почти не пишет, а отдельные поэтические удачи напрямую связаны с прошлым – войной, памятью о ней, ее историческими датами.

Он был успешен в творчестве и обласкан властью. По сценариям К. Симонова поставлены многие фильмы: «Парень из нашего города» (1942), «Жди меня» (1943), «Дни и ночи» (1943-44), «Бессмертный гарнизон» (1956), «Нормандия-Неман» (1960, совместно с Ш. Спаакоми, Э. Триоле), «Живые и мертвые» (1964).

С 1946 по 1950 гг. и с 1954 по 1958 гг. он был главным редактором журнала «Новый мир»; с 1950 по 1953 гг. – главным редактором «Литературной газеты»; с 1946 по 1959 гг. и с 1967 по 1979 гг. – секретарем Союза писателей СССР. В 1974 г. он удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Последнее десятилетие занимался и кинематографом. Совместно с Романом Карменом создал кинопоэму «Гренада, Гренада, Гренада моя», потом уже самостоятельно, в качестве автора фильма «Чужого горя не бывает» – о вьетнамской войне, «Шел солдат», «Солдатские мемуары» – на основе бесед с кавалерами трех Орденов Славы, телефильмы о Булгакове и Твардовском.

28 августа 1979 года Константин Симонов умер. Он завещал развеять свой прах на поле под Могилевом, где в 1941 г. ему удалось выйти из окружения. На памятном знаке возле Буйнического поля начертано: «Всю жизнь он помнил это поле боя и здесь завещал развеять свой прах».

«Жди меня» – поэтическая молитва Константина Симонова

Сегодня Симонову исполнилось бы сто лет. Умер он несколько эпох назад, в августе 1979-го. Долгожителем не стал: сказалось перенапряжение военных лет, которое он перенес и на последующие годы. Несомненно, он был не только одним из самых любимых в народе русских советских писателей, но едва ли не самым плодовитым.

Литературное наследие Симонова огромно. Стихи, художественная проза, драматургия, публицистика, несколько томов дневников, без которых невозможно получить представление о Великой Отечественной. Но среди многих томов Симонова никогда не затеряется одно стихотворение. То самое. Оно привнесло в нашу жизнь особый оттенок смысла и чувства.

Валентина Серова, ее сын Толя и Константин Симонов. Фото: cbs3-uao.ru

Симонов написал его в начале войны, когда был оглоушен первыми боями, первыми поражениями, трагическими окружениями, отступлениями. Сын и пасынок офицера, от армии он себя не отделял. Симонова часто спрашивали: как ему явились эти строки? Однажды он ответил в письме читателю: «У стихотворения „Жди меня“ нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах…» Женщина – это Валентина Серова, знаменитая актриса, вдова летчика, Героя Советского Союза, будущая жена Симонова. Стихотворение действительно появилось как лекарство от разлуки, но написал его Симонов не в действующей армии.

В июле 1941-го, ненадолго вернувшись с фронта, поэт ночевал на переделкинской даче писателя Льва Кассиля. Он был обожжен первыми боями в Белоруссии. Всю жизнь ему снились эти бои. Шли самые черные дни войны, трудно было укротить отчаяние. Стихотворение написалось в один присест.

Публиковать «Жди меня» Симонов не собирался: оно казалось слишком интимным. Иногда читал эти стихи друзьям, стихотворение ходило по фронтам, переписанное, подчас – на папиросной бумаге, с ошибками… Стихотворение прозвучало по радио. Оно сначала стало легендарным, а потом – напечатанным. Публикация состоялась не где-нибудь, а в главной газете всея СССР – в «Правде», 14 января 1942 года, а уж вслед за «Правдой» его перепечатали десятки газет. Его знали наизусть миллионы людей – небывалый случай.

Видео (кликните для воспроизведения).

Война – это не только сражения и походы, не только музыка ненависти, не только гибель друзей и теснота госпиталей. Это еще и расставание с родным домом, разлука с любимыми. Стихи и песни о любви ценились на фронте выше патриотических воззваний. «Жди меня» – одно из самых известных русских стихотворений ХХ века. Сколько слёз было пролито над ним… А скольких оно спасло от уныния, от черных мыслей? Стихи Симонова убедительно внушали, что любовь и верность сильнее войны:

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жди, когда снега метут,

Жди, когда других не ждут,

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Стихотворение всколыхнуло страну, стало гимном ожидания. Оно обладает силой врачевания. Раненые шептали строки этого стихотворения как молитву – и помогало! Актрисы читали «Жди меня» бойцам. Жёны и невесты переписывали друг у друга молитвенные строки. С тех пор, где бы ни выступал Симонов – до последних дней, его неизменно просили прочитать «Жди меня». Такая мелодия, такая спаянность слов и чувств – это силища.

Читайте так же:  Молитва успение ПреСвятой Богородицы 28 августа

Но можно понять и мать поэта, Александру Леонидовну Оболенскую. Ее обидело главное стихотворение сына. В 1942-м его нашло материнское письмо: «Не дождавшись ответа на свои письма, – посылаю ответ на помещенное 19/1-42 в «Правде» стихотворение «Жди», в частности, на строку, особенно бьющую меня по сердцу при твоем упорном молчании:

Пускай забудут сын и мать…

Конечно, можно клеветать

На сына и на мать,

Учить других, как надо ждать,

И как тебя спасать.

Чтоб я ждала, ты не просил,

И не учил, как ждать,

Но я ждала всей силой сил,

Как только может мать,

И в глубине своей души

Ты должен сознавать:

Они, мой друг, нехороши,

Твои слова про мать».

Конечно, это несправедливая строка – «Пусть забудут сын и мать…» Так бывает у поэтов: рядом с автобиографическими мотивами проявляются и привнесенные, не имеющие отношения к его личной семье. Симонову нужно было сгустить краски, подчеркнуть незримую связь между двумя любящими – и материнской любовью пришлось пожертвовать. Чтобы обострить образ! А Александра Леонидовна сына простила – вскоре они уже в письмах по-дружески обсуждали новые стихи и пьесы Симонова.

Симонов читает стихи бойцам и офицерам. Фото: godliteratury.ru

…Молитва о любви и верности. Наверное, нет в истории русской поэзии стихотворения, которое так часто повторяли в трудную минуту. Оно помогло миллионам людей, знавших наизусть строки, которые Симонов поначалу считал слишком личными, не подходящими для публикации…

Невозможно забыть, как читал он «Жди меня» с эстрады в конце семидесятых, незадолго до смерти. Постаревший, осунувшийся «рыцарь советского образа», он не прибегал к театральным интонациям, не повышал голос. А огромный зал прислушивался к каждому слову… Война принесла нам столько потерь, столько разлук, столько ожидания, что такое стихотворение не могло не появиться. Симонову удалось воссоздать в стихах и государственное измерение войны, и армейское, и – человеческое, личное.

И стихи повлияли на судьбу войны, на судьбы людей. Симонов писал много лет спустя: «Помню лагерь наших военнопленных под Лейпцигом. Что было! Неистовые крики: наши, наши! Минуты, и нас окружила многотысячная толпа. Невозможно забыть эти лица исстрадавшихся, изможденных людей. Я взобрался на ступеньки крыльца. Мне предстояло сказать в этом лагере первые слова, пришедшие с Родины… Чувствую, горло у меня сухое. Я не в силах сказать ни слова. Медленно оглядываю необъятное море стоящих вокруг людей. И наконец говорю. Что говорил – не могу сейчас вспомнить. Потом прочел «Жди меня». Сам разрыдался. И все вокруг тоже стоят и плачут… Так было».

Вот именно – так было. Об этом впору вспомнить в день столетия поэта.

Молитва атеиста

Семьдесят пять лет минуло с тех пор, как в газете «Правда» было напечатано, пожалуй, самое известное стихотворение Константина (Кирилла) Михайловича Симонова. Стихотворение – заклинание, молитва, оберег.

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди.

В 12.15 минут 22 июня 1941 года все радиоточки страны передали сообщение: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города…»

Сразу после выступления наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова Симонов пришел на сборный пункт.
Поэт получил назначение в газету «Боевое знамя». С конца лета 1941-го Симонов – военный корреспондент «Красной звезды».
«Жди меня» написано в июле 1941 года, на даче Льва Кассиля в Переделкино. Стихотворение Константин Симонов отправляет Валентине Серовой, кому были посвящены знаменитые строки.

– Ты знаешь, Костя, стихи хорошие, но похожи на заклинание… Не печатай сейчас… сейчас еще не пора его печатать…– отговаривает Лев Кассиль.
Впервые Константин Симонов читает «Жди меня» в октябре, на Северном фронте, своему товарищу – фотокорреспонденту Григорию Зельме. Для него же переписывает стихотворение из блокнота, ставит дату: 13 октября 1941 года, Мурманск.

В ноябре 1941 года Константин Симонов читал «Жди меня» артиллеристам на полуострове Рыбачьем, отрезанном от остального фронта. Потом – морским разведчикам, которые берут его в рейд по тылам немцев.

Поэт показывает стихи редактору «Красной звезды» Давиду Ортенбергу. Тот говорит: «Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата…». Ошибся товарищ редактор, именно такие стихи, слова, понятные всем, были нужны на фронте, вдали от родных, любимых, единственных. Единственных, к кому с надеждой и верой обращался солдат.

Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

«В конце декабря 1941 года редактор «Правды» Петр Поспелов спрашивает Константина Симонова, нет ли стихов, но Симонов отвечает, что они не для газеты, тем более «Правды». Но Поспелов настаивает, и Симонов отдает ему «Жди меня».
9 января 1942 года Симонов возвращается из Феодосии. Его тут же посылают под Можайск, а в «Правде» вечером 13 января ставят в номер «Жди меня».

Автор не знает об этом. Только вернувшись из Можайска, он видит в «Правде» за 14 января на третьей полосе заголовок: «Жди меня». Такой заголовок трудно не заметить: он самый крупный на полосе, хотя стихи занимают меньше всего места».
Маргарита Алигер писала: «Симонов сумел угадать самое главное, самое всеобщее, самое нужное людям тогда и тем помог им в трудную пору войны».

«Феномен Жди меня, вырезаемого, перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, феномен стихотворения, написанного в августа 1941 на чужой даче в Переделкино, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту – далекой женщине, выходит за рамки поэзии. Жди меня – молитва атеиста, заговариванье судьбы, хрупкий мост между жизнью и смертью, и оно же – опора этого моста. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит». Эти строки к собранию сочинений отца написал Алексей Кириллович Симонов.

Читайте так же:  Молитвы на спокойствие мужа

О личной жизни К.М. Симонова и В.В. Серовой я не имею права писать, тем более – обсуждать. В одном из интервью дочь Константина Михайловича и Валентины Серовой Мария Кирилловна Симонова сказала:

– Те, кто оказывается на виду, подвергается пристальному вниманию. Вы не можете спрятаться от него нигде. И если не обладаете сильным характером, эта назойливая химера влезет в Ваш дом и разрушит его – неважно, в образе ли сплетни, в образе ли мнения высокого руководства или дружеского участия…

Любовь моих родителей была слишком на виду, и то счастье, которое они испытывали, слишком било в глаза. Отец писал стихи, посвящая их моей матери, но эти стихи читала вся страна, и какой же должна была быть женщина, которой они посвящались! Она должна была соответствовать каждому отдельному представлению о героине. А она, слава богу, была самой собой, такой, какой была – и при всем своем обаянии и именно в силу этого обаяния была женщиной земной и грешной. Она была героиней только в стихах, в фильмах. Но не в жизни!

«Жди меня» было написано только для нее. И последние слова этого стихотворения «Просто ты умела ждать, как никто другой» – стало не вызывающим сомнения утверждением для тысяч чужих женщин. Для автора это было убеждением самого себя, он сам хотел в это верить и верил, с присущим ему мужским упрямством.

Они прожили пятнадцать лет, пережили войну, изматывающую тревогу расставаний. И кто был прав и кто виноват, кто не выдержал испытаний на терпение, а кто на верность – ни мне, ни кому бы то ни было судить невозможно.
Перед смертью он сжег все письма, которые писал ей, не желая, чтобы чужие глаза заглядывали в их непростые отношения».

Из письма, написанного К.М. Симоновым в 1969 г. читателю: «У стихотворения «Жди меня» нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах…»

Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди.
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

…Смерть Сталина совпала с переменами в личной и творческой жизни: Симонов разошелся с актрисой Валентиной Васильевной Серовой, женился на вдове поэта Семена Гудзенко Ларисе Жадовой, был снят с редакторства в «Новом мире» и в 1958 уехал в Ташкент собственным корреспондентом «Правды» по Средней Азии.

Вспоминает Мария Кирилловна:
– Уже перед самой смертью, в 1979 году он надиктовал свои последние записки о Сталине. В больничной палате, хрипя, кашляя и задыхаясь, он диктовал свои размышления о том времени, о своем отношении к Сталину, о себе. Это было делом чести, он не мог умереть, не поставив этой последней точки. Кстати, этот материал, как и многие другие материалы его архива должны были увидеть свет по его завещанию только в 2009 году. Но после смерти отца комиссия по его литературному наследию, в которую входил и мой сводный брат Алексей Кириллович Симонов, решили опубликовать эти воспоминания о Сталинe, тогда и вышла книжка «Глазами человека моего поколения», наделавшая столько шуму и несправедливых, жестоких упреков.

Кстати, тогда же, в апреле 1979 года меня в больницу вызвал отец и попросил привезти ему весь архив моей матери, умершей за четыре года до этого. Он решил сжечь все письма, когда-то написанные им Серовой. Я пыталась отговорить его, ведь мама берегла этот архив, эти письма, прятала их, она многого не сумела сберечь, а письма сберегла. Не сумела я его отговорить! Но его можно понять – не мог он допустить, чтобы эти письма читали чужие люди.

И я первый и единственный раз солгала отцу. Перед тем, как отвезти материнский архив в больницу, я сделала копии этих писем. Это было для меня тяжелейшим испытанием: зная, что я предаю последнюю волю отца, я все-таки взяла на душу этот страшный грех. Потому что для меня еще большим грехом было превратить в пепел то, чем жила последние годы моя мама, чем живу я до сих пор. Но как показало время, отец был прав, потому что несколько писем попали в печать и трагическая история их любви, захватанная грязными сборщиками вымыслов, теперь перемалывается всеми, кому не лень…

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
За помин души.
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

«28 августа 1979 Константин Симонов умер. В официальном некрологе было написано: «о дате похорон на Новодевичьем кладбище будет сообщено отдельно». Не состоялось. Симонов завещал развеять свой прах на поле под Могилевом, самом памятном месте его жизни. О том, что прах его развеян, сообщение не смогло появиться в печати более года. На официальной мемориальной доске возле рабочего кабинета Симонова на улице Черняховского написано: «Герой Социалистического труда». На камне возле Буйнического поля: «Всю жизнь он помнил это поле боя и здесь завещал развеять свой прах».

Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,—
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

50 великих стихотворений. Константин Симонов. Жди меня

Жди меня

Исторический контекст

Автор

О произведении

Жди меня

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Читайте так же:  Молитва Отче наш в Евангелии от матфея

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Исторический контекст

В годы Великой Отечественной войны литературные произведения публиковались фронтовой и центральной печатью, стихотворения звучали по радио одновременно с сообщениями о текущих военных и политических событиях, читались со импровизированных сцен. Полюбившиеся стихи переписывали во фронтовые блокноты и заучивались наизусть.

Константин Симонов. Фотография военных лет

Огромную популярность приобрела поэма «Василий Теркин», принесшая известность Александру Твардовскому. У многих писателей творческий взлет произошел именно в военные годы (Михаил Исаковский, Алексей Сурков, Илья Эренбург, Виктор Некрасов, Ольга Берггольц и др.). Одним из авторов, без которого немыслима оказалась литература о войне, стал Константин Михайлович Симонов.

Автор

Константин Симонов (1915–1979) принадлежал к роду русских князей Оболенских. Его мать — княжна Александра Оболенская, отец — генерал царской армии, погибший в Первую мировую. Отчим, который воспитывал Симонова и оказал на него большое влияние, тоже был военнослужащим, героем двух войн. Так как отношение к дворянству и к офицерству в то время было крайне негативным, то Симонову приходилось скрывать свое происхождение.

Имея тягу к литературе и писательству, Симонов поступил в Литературный институт им. Горького, после окончания которого его вскоре призвали на службу в качестве военного корреспондента. С первых же дней войны и до мая 1945 года он не оставлял этой должности. Незадолго до отбытия на фронт Симонов решает изменить родное имя Кирилл на Константин. Причина была в том, что произносить собственное имя ему было трудно: он не выговаривал «р» и «л». Совсем скоро Константин Симонов приобретает всесоюзную известность как писатель. С первого же дня войны он осознал ее грандиозное историческое значение. Не случайно Симонов практически всю войну вел дневники. 1941 год расписан им практически ежедневно. Все знали, что он не отсиживается в тылу, что материалы, которые он привозит с фронта, — это свидетельство очевидца событий. Для многих военных людей писатель сразу же становился своим человеком, реальным фронтовым товарищем. Все знали, что если текст написан Симоновым, то в нем нет лжи.

Литературное наследие Симонова велико. Он автор романной трилогии «Живые и мёртвые», сценариев, очерков и многочисленных стихотворений. Однако самое главное стихотворение, принесшее Симонову известность, — это «Жди меня», которое стало настоящей поэтической молитвой и гимном ожидания в годы войны.

Произведение

Свое знаменитое стихотворение Константин Симонов написал летом 1941 года. Оно было посвящено актрисе театра и кино Валентине Серовой. Публиковать этот текст поэт не хотел, так как считал его очень личным и читал его только самым близким знакомым, которые восхищались им, называя лекарством от тоски. Однако осенью поэт решает во что бы то ни стало опубликовать стихотворение. О причине этого Симонов писал: «Несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня», которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека». Он понял, что тысячам людей необходимы эти строки, в которых звучал призыв к спасительному ожиданию.

Валентина Серова – муза поэта, которой он изначально посвятил “Жди меня”

Сначала поэт хотел опубликовать «Жди меня» в газете «Красная звезда», где он работал. Однако редактор поколебался и вернул текст автору, сказав, «что эти стихи, пожалуй, не для военной газеты, мол, нечего растравлять душу солдата — разлука и так горька!» В итоге стихи были опубликованы в главной газете страны — «Правде». Впрочем, еще до публикации стихотворение стало известно фронтовикам, так как его переписывали и учили наизусть.

Номер газеты “Правда” за 1942 год, где впервые было опубликовано “Жди меня”

Стихотворение стало настоящей поэтической молитвой. В условиях войны, в эти страшные 1941–1942 годы, когда еще ничего не было ясно об исходе войны, когда надежда на возвращение была исчезающе мала, эта вера в спасительную любовь, в силу любви была людям необходима.

Суть симоновского моления сконцентрирована в вечных христианских ценностях — вере, любви и надежде. «Жди меня» посылали с фронта в тыл и из тыла на фронт. По свидетельствам участников войны, оно вселяло надежду в тех, кто верил, что их ждут, и в тех, кто ждал.

На протяжении многих лет уже после окончания войны Симонов получал письма от людей, которым в трудную минуту помогали его стихи. Для женщин, которые ждали с войны своих мужчин, «Жди меня» стало настоящим гимном верности. Так, одна женщина рассказала автору стихотворения о том, как каждый день надеялась получить от мужа весточку с фронта: «Я ежедневно многократно заглядывала в почтовый ящик и шептала, как молитву, «жди меня, и я вернусь всем смертям назло…» и добавляла: «Да, родной, я буду ждать, я умею».

Корреспондент Константин Симонов беседует с санитарками военного госпиталя

Симонов писал: «Помню лагерь наших военнопленных под Лейпцигом. Что было! Неистовые крики: наши, наши! Минуты, и нас окружила многотысячная толпа. Невозможно забыть эти лица исстрадавшихся, изможденных людей. Я взобрался на ступеньки крыльца. Мне предстояло сказать в этом лагере первые слова, пришедшие с Родины… Чувствую, горло у меня сухое. Я не в силах сказать ни слова. Медленно оглядываю необъятное море стоящих вокруг людей. И наконец говорю. Что говорил — не могу сейчас вспомнить. Потом прочел «Жди меня». Сам разрыдался. И все вокруг тоже стоят и плачут… Так было».

Видео (кликните для воспроизведения).

Симонов читал свое стихотворение перед публикой сотни раз уже после войны. И сегодня «Жди меня» не теряет своей силы.

Симонов молитва безбожника
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here