Почему после молитвы усталость

Молитвенное правило: Почему после молитвы усталость | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Начал читать Иисусову молитву, и сразу начались искушения. Что же это получается, молитва во вред?

Отвечает священник Филипп Парфенов:

Молитва как таковая здесь не при чем. Просто часто бывает так, что если человек хочет изменить свою жизнь в сторону Бога в целом, пытаясь следовать тому «узкому пути», про который говорил Христос, то его непременно постигают разные испытания. Вы думаете, ближайшим ученикам Иисуса было легко? Кому Он говорил: «Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной»? А что значит «взять крест свой» как не быть готовым при случае даже претерпеть то, что претерпел за нас всех Иисус. Тут дело, очевидно, не в каком-то особом могуществе дьявола, а в том, что другого пути для победы над ним, кроме креста, не существует… Ваши искушения по сравнению с теми, что постигали верных последователей Христа, — это мелочи. Впрочем, доверьтесь Богу с готовностью принять всё, что ни выпадет на вашу долю, что Вы сам изменить не сможете. Бог сверх наших собственных сил обычно никому ничего не попускает.

Почему после молитвы становится хуже?

Здравствуйте, батюшка. Скажите, пожалуйста, в каких случаях и почему после молитвы становится еще хуже, чем было до молитвы. И как с этим справиться? Спасибо.

Доброго здоровья. Дело в том, что во время правильной молитвы человек приобретает благодать или, по-другому сказать, приближается к Богу. Наши противники — бесы стараются или не допустить правильно помолиться, или во время молитвы помешать, а если не получилось ни первое, ни второе, тогда нападают на нас после молитвы.

Основное и первое средство — это гнев: если человек разгневался, то он потерял правильное духовное внутреннее устроение, и абсолютно неважно, праведный это гнев или неправедный, то есть незаслуженный. Главное — что есть сам гнев, он разламывает те хрупкие стены мира и тишины, которые мы построили или приобрели во время молитвы. Если не получается с помощью гнева, тогда враг пытается обольстить нас красотой этого мира, разнообразными страстями. Цель одна: лишь бы мы потеряли правильное внутреннее устроение.

Выше в тексте я писал о правильной молитве. Есть и неправильная — это когда цель «лишь бы вычитать», для галочки. Тут человек ничего не приобретает, и нет необходимости что-то отнимать у него.

Как поступать? Самое первое — это нужны знания, как происходит духовная жизнь. Надо читать Священное Писание, труды древних святых отцов, те, которые прошли все это на себе и дают нам советы. Только не новых, не признанных всей церковью. А параллельно с узнаванием необходимо просто делать то, что узнал — банально работать над собой, призывая Господа на помощь, и с его помощью многое неясное станет ясным и понятным. Вот простой рецепт.

Терпения вам и сил, чтобы не свернуть с дороги спасения своей души.

О разделе

Вопрос священнику — раздел сайта «Русская вера», который пользуется особенной популярностью. Мы получаем новые вопросы православному батюшке практически каждый день и особенно много их поступает от начинающих христиан, которые только слышали о старообрядчестве, а познакомиться с ним ближе не имели возможности.

Мы знаем как это бывает сложно, — переступить порог храма и задать свой вопрос священнику вживую. И конечно, личная беседа и живое слово утешения никогда не заменят электронной переписки. Тем не менее, нам нужен духовный совет.

Мы верим, что все старания наших пастырей будут не напрасны даже в том случае, если хотя бы один из спросивших получит некую духовную пользу!

Критерии ложной и правильной молитвы. Часть 2

Разъясняют пастыри

Христианская жизнь немыслима без молитвы. И, пожалуй, это одно из самых трудных духовных деланий. Так как правильно молиться? Как избежать ловушек прелестных духовных состояний? Каких настроений не должно быть при молитве? И как не впасть в формализм, бездумное вычитывание правила? За разъяснениями мы обратились к пастырям.

Какова духовная жизнь, такова и молитва

– В духовной жизни всё достаточно конкретно: если молитва будет неправильной, то вместо общения с Богом мы окажемся в сетях диавола. Истинная или ложная молитва – это вопрос жизни и смерти. Поэтому ошибаться в этом нельзя.

Прямо скажу, что в своем представлении о молитве я во многом стараюсь опираться на учение святителя Игнатия (Брянчанинова). И прежде всего, отвечу о ложной молитве. Она имеет два ярких признака – мнение молящегося о себе и мечтательность.

Мнение о себе – что это такое? Это внутреннее ощущение себя лучше всех остальных. Такой человек считает себя святым, духовно преуспевшим, находящимся к Богу ближе других, в его молитве живо его «я». Такая молитва, по подобию молитвы гордого фарисея из притчи, становится претензией на свою элитарность, особые права перед Богом. Это свербящая внутри мысль, что я-то уж выше других, вон сколько я много молюсь и веду себя не то что другие. Такая молитва все равно как если встать перед своим отражением в зеркале и пытаться молиться. Язык произносит имя Божия, но в сердце перед тобою ты сам. В сердце «я», и от этого «я» произносятся все молитвы.

Во-вторых, мечтательность. Если в молитве мы гуляем умом туда и сюда, то значит, мы и не с Богом, мы телом в храме, а душой где угодно, в супермаркете или спортзале, решаем в уме какие-то земные дела, спорим с друзьями или мстим обидчикам. Воображение – вещь коварная. Даже когда мы отказываемся от откровенно греховных образов, то в молитве могут проскальзывать образы чего-то святого, и это тоже ошибка, воображение создает картинку святого, которой мы начинаем молиться, эта картинка заслоняет от нас Бога и мир духовный.

Читайте так же:  Молитвы избавления от тараканов

Поэтому признаки правильной молитвы: смирение, покаяние, внимание к словам молитвы, отсутствие мечтаний.

Правильная молитва не может появиться у того, кто привык везде продавливать себя вперед

Чтобы молитва стала правильной, надо вообще упорядочивать свою духовную жизнь. Если ты живешь как попало, то вряд ли твоя молитва станет чистой. Молитва неразрывна в целом от духовной жизни. Правильная молитва не может появиться у того, кто привык везде продавливать себя вперед. Гордый и несмиренный в поведении оказывается таким же и в молитве перед Богом. Равнодушный к ближним теплохладен в молитве. Молитва жестокого суха и безжизненна, молитва блудливого расхищается нечистыми образами. Если ты кому-то нахамил, то это непременно скажется на твоей молитве. В общем, чем наполняем мы свой внутренний мир, как ведем себя в своей повседневной жизни, всё это проявится в нашей молитве.

Молитва бывает правильной, когда ты молишься о себе как о погибшем. Вот если представить, что ты выпал за борт корабля, оказался в морской пучине и помощи нет, то как при этом будешь молиться? – От всего сердца, всеми силами своей души взывать к Богу о себе как погибающем. В такой молитве не будет и тени мнения о себе, никакой мечтательности. Эта молитва будет голосом сердца, взыванием о спасении.

Подлинная молитва – это искренний голос души, видящей свое падение и всеми силами жаждущей обрести милость Божию. Это предстояние пред Богом как пред Отцом, Который тебя видит, слышит и любит. Молитва – как таинство, она понимается не рассудочно, а по мере самого участия в ней. И только по мере опыта мы начинаем чувствовать, чем истина отличается от лжи и как правильная молитва отличается от неправильной.

Главное – всецелое устремление к Богу со смирением

Молитва с понуждением себя даже более угодна Богу, чем «самодвижущаяся»

– Святые отцы четко обозначили критерии правильной и чистой молитвы. Во-первых, это внимание к словам молитвы. Это, если можно так сказать, необходимый и обязательный минимум. Но всякий, кто пробовал молиться внимательно, скажет, что это совсем не просто. Внимание постоянно отвлекается на помыслы и размышления, порой самые «важные» и «возвышенные». Святые отцы однозначно говорят, что во время молитвы нужно решительно все эти помыслы отвергать, стремиться умом и сердцем быть причастным смыслу произносимого. Не важно, сложные слова произносятся или простые. Главное – всецелое устремление к Богу со смирением. В этом суть молитвы, так что она даже может быть и вовсе без слов, в едином сокрушенном чувстве. Особенно возрастает значение внимания, когда молитва «не идет», потому что внимание в молитве – это то малое, что зависит от нашего произволения. Многие святые отцы говорят, что такая молитва (с понуждением себя) даже более угодна Богу, чем «самодвижущаяся», потому как в такой «трудовой» молитве человек понуждает себя к добру.

О важности внимания напоминает и преподобный Иоанн Лествичник, когда говорит, что «молитва есть не иное что, как отчуждение мира видимого и невидимого». То есть, молясь Богу, человек не должен отвлекаться ни на видимые предметы, ни на мысли, образы и чувствования, возникающие в душе. Это важно. Потому что единственное чувство, которое единодушно советуют искать в молитве святые отцы, – это покаяние. Именно покаянием входит в нашу жизнь благодать Божия и именно в покаянии присутствует сокрушение и смирение сердца, которое «отверзает двери» милосердию Божию.

Далее святые отцы единодушны в том, что чистая молитва требует устранения от житейских дел и попечений, что скорее престало монахам, но и нам неплохо об этом знать, потому что уединенная молитва, например в тишине ночной, по единодушному мнению святых отцов, особенно благотворна.

И, наконец, самое главное. Господь обращается к тем, кто молится Ему, но при этом не меняется, не прилагает усилия, чтобы жить по-христиански, со словами: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю?» (Лк. 6: 46). То есть обязательным условием чистой молитвы должно быть деятельное послушание Христу и Его Церкви, приобретение навыка жизни по заповедям. И уж точно обязательным для всех условием доброй молитвы можно считать борьбу со страстями. При этом совершенно не важно, в какой «стадии» пленения или падения ты находишься. Бесстрастных – единицы. Большинство из нас люди страстные в той или иной степени, и вот сознательное очищение страстной природы души, борьба, противостояние с молитвой греховным страстям – это обязательное условие для правильной и чистой молитвы.

Конечно, есть и высшие степени молитвы, и «умное делание», и видение «нетварного света», но это больше относится к жизни и деланию монашескому. А нам надлежит очищать себя с Божией помощью от страстей, стараться жить по заповедям Христовым и молиться внимательно с сокрушением, в простоте сердца. И Господь нас не оставит.

Молитва должна вызывать покаянные чувства

– Здоровая молитва всегда вызывает покаянные чувства. Хорошая молитва трогает те струны души, которые отвечают за смирение. После правильной молитвы человек, еще полчаса-час назад желавший отомстить обидчику, уже готов его крепко обнять. Но это упрощенное понимание сути молитвы. Молитва – не магия. Это настройка сердца для принятия благодати от Бога. Необходимо настроиться на нужную волну. Когда человек просто губами бубнит слова, то он этой волны никогда не поймает. Тут нужно подключить ум. По моим наблюдениям, когда мы молимся, у нас словно две «дорожки»: речевая и умная. И обе мы должны заполнить молитвой, в противном случае ум улетит в неизведанные дали.

Ложная молитва – это сфера гордыни, разжение крови, при которых можно впасть в прелесть от своих псевдоподвигов. Настоящая молитва – это когда мы одновременно ощущаем себя в присутствии Бога и переходим в состояние покаяния, в котором нам открывается глубина нашего падения. Но это ощущение ничего не имеет общего с безысходностью. Правильное чувство от молитвы усиливает жажду Бога, а в Нем – Любовь, Которая обезболивает и заглушает все земные заботы и переживания. Но такие моменты крайне редки. Потому что мы каждый раз теряем нужную волну, на которой нас ждут.

Читайте так же:  Молитва удачно найти работу

Молиться как мытарь, а не как фарисей

– О двух видах молитвы Господь говорит нам в Евангелии от Луки, зачало 89, которое мы читаем в Неделю о мытаре и фарисее (см.: Лк. 18: 10–14). Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей гордился и тщеславился тем, что он якобы лучше других людей, услаждался своим мнимым превосходством. Молился он так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие человецы – хищники, неправедные, прелюбодеи – или как сей мытарь. Пощусь дважды в неделю и даю десятую часть всего, что имею». А мытарь видел свои многие грехи, стыдился их, сознавал себя недостойным и, не смея воззреть на небо, ударял себя в грудь и повторял: «Боже! Милостив буди мне, грешному» И Господь говорит нам: «Яко сниде сей оправдан в дом свой паче онаго: яко всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется».

Вот молитва фарисея, как и любого человека, который ищет в молитве услаждения своей греховной природы, гордясь своей мнимой святостью, тщеславием, превозношением над людьми, и есть ложная, не угодная Богу. А молитва мытаря, как и любого человека, который смиряется перед Богом и людьми, осознаёт свое недостоинство, – молитва правильная, благодатная. Преподобный Петр Дамаскин говорит: «Первым признаком начинающегося здравия души является все большее видение своих грехов».

Чистой и духовной молитвы человек сподобляется, пройдя многое и многое смирение, приобретя нищету духовную и упование на Господа, чистое сердце и чистую совесть, через послушание и отсечение своей греховной воли, пройдя через многие скорби в терпении, совершив многие труды, очищая душу покаянием и исповедью и причащаясь Пречистого Тела и Честной Крови Господа нашего Иисуса Христа и стяжевая благодать Святого Духа всеми средствами, которые в изобилии нам подает бесконечно милостивый и любящий Господь.

Помнить о том, зачем мы молимся

– Как понять, правильно человек молится или нет? Обратимся к святым отцам. Так, преподобный Амвросий Оптинский довольно жестко отчитывает свое духовное чадо за превозношение в духовной жизни и, как следствие, в молитве. Святой дает четко понять, что никакого превозношения, пусть даже на первый взгляд вполне оправданного, не должно быть в жизни христианина.

Нужно помнить: молитва необязательно дает душевную теплоту, порой так желанную людьми. Не стоит гнаться за физическим, явственным ощущением благодати во время или после молитвы. Ведь и Сам Господь во время молитвы к Отцу в Гефсиманском саду и на кресте не испытывал утешения. Но это вовсе не значит, что пуста и неверна была Его молитва.

Молиться: «Господи! Накажи его» – ни в коем случае нельзя!

Никакая злоба или обида не может проявляться в молитве, никакой даже «праведный гнев» не имеет источника в Божественном Промысле о человеке. Поэтому молиться: «Господи! Накажи его» – ни в коем случае нельзя. Как и просить сделать «так-то и так-то». Бог не волшебная палочка, Он вправе не делать так, как мы хотим.

Во время молитвы необходимо сторониться крайностей: с одной стороны, профанации и бездумного чтения правил, с другой – экзальтированного обращения ко Христу без должного почтения и любви.

И самым главным критерием все же является цель молитвы. Каждый, кто встает перед образом Божиим, должен четко понимать, зачем он это делает. Нужно помнить, перед Кем мы стоим и с Кем мы разговариваем. Если об этом помнить, многих искушений можно будет избежать.

Секреты усталости

Всегда ли нам понятно, отчего именно мы устаем? Ведь не определив правильно характер усталости, мы не сможем правильно отдохнуть. Объясняет Алексей ПАРШИН, главный психотерапевт кризисного отделения Москвы на базе 20-й клинической больницы, старший научный сотрудник Института психиатрии.

Невроз — способ выживания

Видео (кликните для воспроизведения).

Сегодня люди устают от жизни. Причины здесь внешние и внутренние. Внешние связаны со средой обитания человека, которая в мегаполисе патологична, противна человеческой природе. В прямом и переносном смысле человек оторван от земли. Любой городской житель интуитивно знает, какое удовольствие он получает от ходьбы по земле, а не по асфальту, от ходьбы босиком. Это связано с тем, что человеку необходимо разряжать свое статическое электричество, накопление которого приводит к перенапряжению. Во-вторых, видеоэкология и аудиоэкология. Взгляд человека в городе все время во что-то упирается, а в норме человек должен видеть свободный горизонт. Почему многие едут на море? Потому что там они интуитивно находят этот горизонт, безбрежность.

Видеоэкология — это и навязываемая реклама в городе, на которую мы вольно или невольно реагируем. Аудиоэкология — это и машины, и музыка из наушников соседа в метро, из ларьков, в магазинах и т. д. Музыка как насилие: эту музыку не я выбрал, но вынужден слушать. Все эти звуки противоестественны и потому болезненны. Посмотрите, как ваша кошка реагирует на звук пылесоса или рекламный крик в ТВ? И наоборот, почему, например, человеку хорошо в лесу, в горах, на море? Потому, что он оказывается в естественной среде, где и глаза, и уши получают то, для чего они были когда-то созданы.

Чтобы выжить в нездоровой среде, к ней необходимо приспособиться, то есть самому стать нездоровым. Поэтому невроз — в широком смысле, как повышенная степень тревожности, утомляемости, ранимости, депрессивность и т. д., которой страдают сейчас многие, — это нормальный способ адаптации к ненормальной среде. Другой способ приспособления — эмоциональная индифферентность (тупость) как реакция защиты.

Внутренние причины усталости от жизни экзистенциальны, связаны с самим человеком. Человек устает от себя, когда он себя не понимает, забывает, предает, когда он живет не свою жизнь, что очень многозатратно, потому что приходится тратить силы еще и на преодоление бессознательного сопротивления, нежелания так жить. Другая крайность — когда человек увлечен своим делом, и работа ему в радость настолько, что он пренебрегает заботой о себе.

Читайте так же:  Сильнейшая молитва вернуть мужа

Делите свой пафос надвое

Кроме души, у человека есть тело, которое он получил в дар вместе с жизнью. И за то, в каком оно будет состоянии, отвечает его хозяин. Заботиться о теле — его обязанность. За пренебрежение этим подарком, этим чудом творения приходится расплачиваться усталостью, бессилием.

Чем человек отличается от верблюда? Если верблюд надорвется и упадет, это ответственность погонщика, который его нагрузил. Если человек надорвется — это его ответственность. Потому что он сам взвешивает свои силы, решая, сколько на себя взять. Как понять свою меру? Я своим пациентам — людям, мучающимся от переутомления, — предлагаю простой способ: определить то количество дел, которые человек предполагает сделать, и поделить надвое. Полученное и будет объективной нормой для человека с точки зрения медицины. Допустим, я могу нести сто килограмм один километр. Значит, чтобы не надорваться, мне нужно нести пятьдесят килограмм.

Такое уполовинивание связано с тем, что мы способны остановиться только тогда, когда надорвемся. Неправильно реагировать на чувство усталости как на первый сигнал о том, что пора отдыхать. Когда мы чувствуем, что устали, отдыхать уже поздно! Тогда уже часто реабилитировать человека впору. Как вставать из-за стола надо, когда еще хочется есть, так и перерыв в работе надо делать тогда, когда тебе еще хочется продолжать, а не когда ты смотреть уже на это не можешь.

Что поможет усталому мозгу?

Качество сна больше зависит от качества пробуждения, чем от качества засыпания. Вы обращали внимание, как тянутся после сна кошки и собаки? До дрожи! Именно эти движения помогают быстро прогнать кровь. Вот и человеку хорошо потянуться до дрожи, перед тем как вставать, не вскакивать резко, но и не залеживаться, не более 5-10 минут на потягушки. Как только человек встал, ему нужен яркий свет и воздух. Почему трудно просыпаться зимой, осенью, когда день короткий? Наши ритмы сна и бодрствования регулируются гормоном мелатонином, который разрушается светом. Зимой света мало, поэтому мелатонина больше, мы сонливее. Поэтому, когда не хватает солнца, нужен яркий свет, чтобы мелатонин разрушился и организм перешел из фазы сна в фазу бодрствования.

Конечно, нельзя все всегда делать правильно, иногда нужно и калачиком свернуться, и поболеть иногда, как животные — имеют право в норке отлежаться, раны зализать. Но если такие периоды затягиваются, если мешают жизнедеятельности, тогда это тревожный симптом, на который надо обратить внимание.

Полноценный отдых — это переключение. Если я копал яму — мне хорошо на диване с книжкой полежать. А если я целый день просидел у монитора, глаза у меня устали, тело скрючилось — для меня как раз хорошо будет пойти яму покопать. Хотя даже и усталому мозгу не всегда для отдыха требуется отключать интеллект, потому что мозг большой и достаточно взаимозаменяемый как система. У каждой его клеточки свои функции, поэтому я могу вот сейчас пописать книгу, потом занялся составлением отчета, потом позанимался китайским или английским, — и в таком разнообразии занятий мозг будет разгружаться, потому что работать над каждым видом занятий будут разные клетки. Но важно все же интеллектуальное напряжение чередовать с физической активностью — прогулками на воздухе, гимнастикой.

Сегодня у людей проблема не в физической усталости, а в нервной, моральной, душевной, духовной, умственной. А пытаемся действовать мы, как будто устали физически. Я целый день просидел за столом, и у меня ощущение, что я валюсь с ног, что и создает иллюзию физической усталости. Но ее как раз надо преодолевать: не сваливаться с ног на диван, а сесть на велосипед, пойти в бассейн, в тренажерный зал, пробежаться по парку, — и тогда просто по ощущениям своего тела станет понятно, что никакой физической усталости у меня нет, а, наоборот, был застой, мне нужно было разогнать кровь, и теперь я получил «второе дыхание».

Это очень простые вещи, поэтому мы ими и пренебрегаем, а японцы, например, на работе всегда делают зарядку, в самых серьезных фирмах.

Когда я первый раз приехал в Италию в командировку, я увидел, как там работают. В свой первый день в Веронском университете я пришел в лабораторию, только-только начал заниматься, втягиваться в работу, вдруг смотрю — все побросали все и уходят. Я думаю: может, тревога, пожар? Оказалось, кофе все пошли пить. И это святое: пойти в 11 часов пить кофе, в 12 часов пойти на ланч, и гори все синим пламенем. И ничего, лучше нас живут. Такие же, в сущности, разгильдяи, как и мы, только счастливые, потому что они любят друг друга и любят себя, о себе заботятся.

Одним из видов переключений, ставшим уже традиционным, является хобби. Англичане придумали философию хобби как компромиссное решение для человека, которому получать и моральное, и материальное удовлетворение от работы чрезвычайно сложно. Хобби поддерживает баланс между «надо» и «хочу», дает человеку свободу и возможность реализоваться в чем-то личном без насилия, которое неизбежно в работе за деньги по определению. И это неплохо действует: я работаю, чтобы заработать деньги, которые я потрачу на свое удовольствие. То есть я сейчас посижу в офисе, получу зарплату, пойду покупать орхидеи и буду за ними ухаживать.

Еще одна актуальная усталость — усталость от одиночества. Человек существует только в отношениях с людьми. Такая усталость может проявляться в какой-то неясной неудовлетворенности, страхах, болезнях. В психологии есть такой термин — «поглаживание» как единица признания. Человеку с другим человеком необходимо такими «поглаживаниями» обмениваться, чтобы его чувства получали информацию о контакте. Почему «поглаживание»? Это самый первый способ передать человеку любовь. Новорожденный ребенок функционально практически слеп и глух, он получает информацию только через прикосновение. И взрослым и в прямом, и в переносном смысле нужны такие «поглаживания»: если мы поздоровались, мы обменялись «поглаживаниями»; ведь когда мы здороваемся, это не просто формальность, это означает, что я признал вас как личность. Вы мне ответили — вы меня признали как личность. И это тот минимум, который каждый может сделать для другого, чтобы человек рядом почувствовал себя менее одиноким.

Читайте так же:  Молитва защита от завистников

Синдром хронической усталости

Появился в последнее время даже специальный медицинский диагноз. Врачи назвали такие состояния «Синдромом хронической усталости». Высказываются различные точки зрения на происхождение этого заболевания, существует даже предположение о вирусе, вызывающим усталость. Иерей Григорий Антипенко
Как православному человеку правильно относиться к усталости и подобным диагнозам?
Какова истинная природа происхождения СХУ? Всегда ли усталость – болезнь? Наконец, что лечить и каким образом?
На эти и другие вопросы православный христианин будет искать ответы в Св.Писании и Предании. Так поступили и мы, обратившись к учению Церкви и рассмотрев данную тему в нескольких аспектах.
1. Аспект антропологический
Св. Церковь учит, что всякая «болезнь, печаль, воздыхание», всякая немощь, в том числе и усталость, вошли в человеческую природу после грехопадения наших прародителей. Райская жизнь первых людей не знала усталости, т.к. Бог своей благодатью поддерживал в гармонии и равновесии все душевные и физические силы человека. Первый человек и не спал, т.к. восстанавливать силы не имел нужды. «Муж дотоле бодрственный, услаждавшийся сиянием света и не знавший, что такое успокоение, теперь обнаженный распростирается по земле и предается сну» , – говорит о сотворении Евы преп.Ефрем Сирин.

Но в произвольном склонении своей воли к реализации жизни вне Бога, родились в прародителях греховные страсти, мгновенно сделавшие актуальными слова Бога: «смертью умрёшь». «Два греха – говорит преп. Максим Исповедник, – возникли в праотце [нашем] вследствие преступления божественной заповеди: один – достойный порицания, а второй, имевший своей причиной первый, – не могущий вызвать порицания; первый – от произволения, добровольно отказавшегося от блага, а второй – от естества, вслед за произволением невольно отказавшегося от бессмертия» . Пользуясь святоотеческими понятиями «укоризненные (неестественные) страсти» и «безукоризненные (естественные) немощи», рассмотрим следствия грехопадения.

Естественные, или безукоризненные, страсти не зависят от самого человека и, по определению св. Иоанна Дамаскина, «вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, происшедшего от преступления, как, например, голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление, уклонение от смерти, боязнь, предсмертная мука, от которой происходят пот, капли крови; происходящая вследствие немощи естества помощь со стороны Ангелов и подобное, что по природе присуще всем людям» .
Укоризненными страстями принято называть «движение души вопреки природе» . Свт. Григорий Нисский называет их «болезнью воли» . В этих страстях «и выражается фактически отпадение человека от живого союза с Богом, вследствие получившего преобладание в его жизнедеятельности начала греховного себялюбия, эгоизма».

Совершенно очевидно, что первозданный человек, у которого тело находилось в согласном подчинении душе, а душа – духу и все силы души были устремлены к Богу, не имел ни укоризненных страстей, ни безукоризненных.
Через преступление человеком заповеди в раю в закон жизни человека входит совершенно иной принцип – тления и смерти. Природные способности человека приобрели характер удовольствия, т. к. сам грех прародителей представлял собой совокупность страстей (чревоугодие, тщеславие, гордость), страстей «укоризненных». Следуя схеме преп. Максима, в человеке, прежде всего, преуспело отпадение ума от Бога, и он, «ставши преступником», впал в неведение Бога, чувством связал мысленную силу и «ввел сложное и пагубное, возбуждающее к страсти, ведение чувственного бытия» .
«Вообще силы и способности человека получают извращенное направление, приобретают «дурные навыки», в которых собственно, а не в силах и способностях человека, и заключается нравственно-религиозное зло» . Отныне человек всецело служит не Богу, а своему телу, через что он изменил своему изначальному предназначению, отказавшись от благобытия, ввел принцип плотского самолюбия.

К этим укоризненным страстям Творец в качестве наказания присоединил и немощи естества (безукоризненные страсти). Эти же страсти в силу греховного произволения человека всегда являлись, в свою очередь, почвой для умножения укоризненных (неестественных) страстей.
Итак, человеческая немощь, в т.ч. и усталость, это следствие грехопадения, доставшееся в наказание всему человечеству.
Возможно ли избегнуть этого наказания? Или, по-иному, возможно ли не уставать? Свв. отцы всегда рассматривали антропологические вопросы через христологию. Поэтому, перейдём ко 2-ому аспекту – христологическому.
Христос уставал: Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. ( Ин. 4:6 ). Почему же безгрешный Богочеловек, не только утомлялся, но и алкал ( Мф.4,2; 21,18 ), и жаждал ( Ин. 4:7 ), и спал ( Мф. 8:24 ), и ужасался и тосковал ( Мк. 14:33 ), и находился в борении ( Лк. 22:44 )?

По слову преп. Максима Исповедника, «исправляя человеческую природу, Господь и Бог наш воспринял всё это естество целиком, и в воспринятой природе Он также имел страстное начало, украшенное [Им] по произволению нетлением. Поэтому вследствие страстного начала Он стал по [человеческой] природе ради нас грехом, не ведая добровольно избранного греха благодаря непреложности произволения. Этой непреложностью произволения (Господь) исправил страстное начало естества, соделав конец его (я имею в виду смерть) началом преображения к нетлению. И как через одного человека, добровольно отвратившего свое произволение от блага, естество всех людей изменилось из нетления в тление, так и через одного человека Иисуса Христа, не отвратившего [Свое] произволение от блага, произошло для всех людей восстановление естества из тления в нетление» .

Т.е., добровольно и безвиновно так называемые безукоризненные страсти – «немощь и смертность, которые есть не грех, но наказание за грех, были приняты Искупителем мира для мучения, чтобы послужить выкупом наших грехов. Следовательно, – делает вывод свт. Лев Великий, – бывшее во всех людях наследие проклятия во Христе стало таинством милости» . Эти человеческие немощи во Христе становятся источником нашего освобождения от греховных страстей. Мы можем теперь говорить об освящённой Христом немощи человеческой, о «святой усталости». Если человек добровольно и свободно несёт свои немощи, то «понесший немощи» Христос, дарует ему исцеление от греха. Но происходит это исцеление не как награда совне, а как благодатное вселение Христа в человека и наделение его богочеловеческими силами для укоренения в противоположных страстям добродетелях.

Читайте так же:  О силе молитвы рассказы

4. Аспект пневматологический.
Терпеливое и покорное несение немощей (усталости) привлекает к человеку благодать Духа Святого. «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших, – пишет св.ап.Павел, – ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. (Рим,8,2), т.е. именно молитва, совершаемая в немощи, – духоносна, благодатна.

Святые угодники Божии ежедневно препобеждали усталость и иные немощи. Свт.Василий Великий, свт.Игнатий Брянчанинов несли хроническую усталость как спасительный крест. «Слава Богу за все! И за то, что пришлось всю жизнь поболеть» , – писал свт. Игнатий.
Усталость может научить нас и ненадеянию на себя, и всецелому упованию на Бога, и непрестанной молитве (по преп. Никодиму Святогорцу), чтобы потекла в нас духовная жизнь. Но и дьявол может воспользоваться отсутствием нашего произволения благодушно переносить усталость. Он старается взрастить лютую страсть уныния (см. приложение 1) на греховном покрове плотоугодия, вызывая в человеке отвращение ко всему духовному.
Возможно ли современному человеку возобладать над своими безукоризненными страстями, чтобы они служили делу спасения, а не ввергали бы его в страсти уныния и гордости?

От молитвы становится плохо, что делать?

Здравствуйте, дорогой батюшка. Меня очень мучает и беспокоит, что когда я молюсь и читаю, у меня напрягается голова, потом мне от этого плохо внутренне и в голове. Это даже заметно окружающим: я невесёлая и мало говорю. На меня это очень давит. Радоваться я вообще не могу, мне от этой напряжённости больно душевно. Когда я так не стремилась ко Господу, этого не было, а как только начала прилагать большие усилия, часто читать православную литературу и молиться от всего сердца, мне стало так нехорошо. Я плачу и отчаиваюсь, обращать на это внимание не получается и радоваться тоже, потому что чувствую себя плохо и не могу ничего с этим поделать. Напрягается голова, шумит в ушах и внутри от этого возникает сильная тяжесть, поплачу – становится немного легче. Начинают еще раздражать громкие звуки. Отстраняюсь от людей. Помогите, умоляю, что мне делать? Молю Господа помиловать меня, такую грешную. Понимаю, что все это мне по грехам моим. Но делаю ведь доброе дело, нужное, а от него так страдаю…

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Уважаемая Дарья, вопросы духовной жизни и, в частности, личной молитвенной практики таковы, что их нужно спокойно и подробно обсуждать со священником. По письму, не видя Вас и не имея возможности в личной беседе задать Вам дополнительные вопросы, к сожалению, я ничего сказать не могу.

Поэтому мой совет Вам и всем, у кого возникают вопросы о личной молитве, – это прийти в храм и во время исповеди задать священнику вопрос, либо договориться с ним о беседе не в формате исповеди, либо сразу в храме за свечным ящиком узнать, есть ли у священников приемные часы и когда Вам можно подойти для беседы.

Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Что делать, если нет сил молиться?

И в болезни, и в усталости молиться нужно – уверен протоиерей Сергий Навалихин, настоятель храма блаженной Ксении Петербургской в Виннице.

Царство Божие силою берется. Это значит, что нужно работать над собой, понуждать себя. Зависит, конечно, и от состояния человека и от того, какое правило он читает. Если человек вообще не может читать по болезни – понятно. Но разве он не может сказать «Господи, помилуй»?!

Бог смотрит в сердце, а не на какую-то правильность. Если человек приходит уставший, молиться не может, но садится смотреть телевизор – это лукавство.

Ему тяжело молиться – он может в чем-то сократить свое келейное правило, читать его сидя. Даже лежа можно, если действительно настолько устал. Но такие вопросы оговариваются с духовником в индивидуальном порядке. Молиться можно хоть в подвешенном состоянии. Попросить у Бога прощения, что в таком положении молишься, поблагодарить Господа, что дал здоровье и достаток на сегодняшний день.

И еще поводу усталости: мы не безгласные рабы, чтобы работать, пока не упадешь. Да, можно вымотаться до изнеможения. Но мы же умываемся, стелим себе постель, значит еще способны потрудиться, прежде чем лечь.

И если кажется, что сил нет совершить молитву, значит, надо себя заставлять. Уставший человек, глядя в телевизор или компьютер, не отдыхает – все равно он воспринимает какую-то информацию. Он трудится. Следовательно, разве не может произнести «Господи, помилуй», «Отче наш» или ту молитву, которую знает на память, и попросить у Бога прощения: «Ну не могу я больше – настолько устал»?!

Это больше самооправдание: мол, так утомился, что даже не в силе перекреститься. А пульт поднять и каналы клацать можешь?!

А когда человек так болен, что не может встать, можно читать хотя бы «Господи, помилуй», и Бог эту молитву также принимает, если она идет от сердца.

Любая молитва должна быть искренней. Можно сократить правило и лучше прочитать одну, но глубокую молитву, от сердца, чем читать десять, когда при этом язык говорит одно, а мысли гуляют в другом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Если не заставлять себя молиться, происходит медленное расслабление человека. Раз попустил, два, три – и возникает привычка, жаление себя. Потом человек вроде и устает меньше и не болен уже, а читает молитв мало. Он уже привык к короткому правилу и не увеличивает нагрузку. Тут много всего пересекается – и лукавство, и расслабление, и попущение, и самооправдание, и саможаление, и привыкание к легкости. Бог видит, с каким сердцем мы подходим к молитве.

Почему после молитвы усталость
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here