О молитве Иисусовой Иоанн златоуст

Молитвенное правило: О молитве Иисусовой Иоанн златоуст | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

О молитве Иисусовой

* Иисусова молитва творится с благословения и под контролем духовника

У апостола Павла в первом послании к Солунянам (5, 16) сказано: «непрестанно молитесь». Как же это непрестанно молиться? — Часто творить молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Если кто навыкнет этому призыванию, тот будет ощущать великое утешение и потребность всегда творить эту молитву и она как бы сама собой в нем будет твориться.

Хотя вначале враг рода человеческого будет мешать в этом, наводить большую тяготу, лень, скуку, одолевающий сон, но, преодолевши все это, с помощью Божией, получишь покой душе твоей, духовную радость, расположение к людям, умиротворение помыслов, благодарение Богу.

В самом имени Иисуса Христа заключается великая благодатная сила.

Многие святые и праведные люди советуют как можно чаще, почти непрерывно, творить молитву Иисусову.

Св. Иоанн Златоуст говорит: «Должно всякому, если он, пьет ли, сидит ли, служит ли, путешествует ли, или другое что делает, непрестанно вопить: „Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя“, да имя Господа Иисуса Христа, сходя в глубину сердечную, смирит змия пагубного, душу же спасет и оживотворит».

Преподобный Серафим Саровский: «„Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного“: в этом да будет все твое внимание и обучение. Ходя, сидя, делая и в церкви до богослужения стоя, входя и выходя, сие непрестанно держи в устах и в сердце твоем. С призыванием имени Божия таким образом ты найдешь покой, достигнешь чистоты духовной и телесной и вселится в тебя Святый Дух, Источник всех благ, и управит он тебя в святыне, во всяком благочестии и чистоте».

Епископ Феофан Затворник: «Чтобы удобнее навыкнуть памятованию о Боге, для этого для христиан ревностных есть особый прием, именно — непрестанно повторять коротенькую — слова в два-три — молитовку. Большей частью это есть: „Господи, помилуй! — Господи, Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго (или грешную)“. Если вы этого еще не сделали, так вот слышьте, и если так не делали, так начинайте делать с этих пор».

«Истинно решивший служить Господу Богу должен упражняться в памяти Божией и непрестанной молитве Иисусу Христу, говоря умом: „Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго“. Таковым упражнением, при охранении себя от рассеяния и при соблюдении мира совести, можно приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Ибо, по словам св. Исаака Сирина, без непрестанной молитвы мы приблизиться к Богу не можем» (Преп. Серафим Саровский).

О. Иоанн Кронштадский также часто советовал творить молитву Иисусову.

Иоанн Златоуст, свт. Слово о молитве

Великое благо молитва, если бывает с чувством благодарения, если мы научимся благодарить Бога не только получая (просимое), но и не получая. Бог, и когда дает (просимое), и когда не дает, делает то и другое на пользу, так что получил ли ты, или не получил, ты получил благодаря тому, что не получил; успел ли, или не успел, ты успел чрез то, что не успел. Бывает иногда полезнее не получить. Если бы для нас не было часто полезно не получить, Бог несомненно дал бы; между тем не получить с пользой значит получить. Не будем же роптать на замедление в даровании проси-

Но у тебя есть житейские заботы? Ради них-то и приди сюда, чтобы, привлекши здешним пребыванием благоволение Божие, выйти с безопасностью, чтобы тебе иметь Бога союзником, чтобы с помощью небесной руки стать неодолимым для демонов. Если ты приобщишься духовных молитв, если разделишь общую молитву, если привлечешь Божию помощь, если выйдешь отсюда огражденный Его оружием, то на тебя не посмеет уже взглянуть ни сам диавол, ни злые люди, старающиеся обидеть и оклеветать тебя. Если же ты выйдешь из дому на площадь и окажешься лишенным этого оружия, то будешь легко одолим для всех обидчиков. И пусть не говорят мне, что невозможно человеку мирскому, занятому службой, постоянно молиться днем и бегать в церковь. Возможно, и весьма легко. Если нелегко придти в церковь, то можно помолиться и не оставляя своей службы, стоя там, пред дверьми судилища. И это часто многие делали. Когда начальник внутри (судилища)

и ты говори: помилуй меня, душа моя жестоко беснуется. Грех есть великий бес. Бесноватый возбуждает сострадание, а грешник — ненависть. «Помилуй меня«: краткое слово, (но оно нашло) море человеколюбия, потому что где милость, там всякие блага. Будешь ли ты вне церкви, взывай и говори: «помилуй меня«, хотя бы не двигая уст, а взывая умом: Бог слышит и молчащих. Требуется не место, а основа благочестия. Иеремия был в тине и привлек к себе Бога; Иов сидел на гноище и снискал милость у Бога; Иона был во чреве китовом, и Бог внял ему. Хотя бы ты был в бане, молись; где бы ты ни был, молись. Ты — храм Божий; не ищи же места. Море было впереди, позади — египтяне, а посредине — Моисей, ничего не говоривший: великое было затруднение для молитвы. И Бог говорит ему: «что ты вопиешь ко Мне?» (Исх. 14:15). Так и ты, когда подвергнешься искушению, прибеги к Богу, призови Владыку. Разве Он — человек, чтобы тебе идти в какое-нибудь место? Бог всегда близ есть. «Возопиешь, и Он скажет: ‘вот Я!’» (Ис. 58:9). Ты еще не кончил молитвы, а Он дает уже врачество. Если у тебя душа чиста от непристойных страстей, то будешь ли ты на площади, или в пути, или в судилище, или на море, или в гостинице, или в мастерской, — где бы ты ни был, — ты можешь призвать Бога и получить просимое.

Что означает простертие рук во время молитвы? Руки служат орудием при совершении многих злых дел; поэтому самому нам и повелевается простирать их, чтобы служение в молитве было для них препятствием ко злу и воздержанием от пороков; чтобы ты, когда намереваешься похитить, или присвоить чужое, или ударить другого, вспомнил, что ты будешь простирать их как бы ходатаев пред Богом и приносить ими духовную жертву, и не посрамлял их, не делал их безответными чрез служение порочным делам. Итак, очищай их милостыней, человеколюбием, помощью нуждающимся, и тогда простирай их на молитву. Если ты не дозволяешь себе приступать к молитве с неумытыми руками, то тем более ты не должен осквернять их грехами. Если ты боишься меньшего — молиться с неумытыми руками, то тем более страшись большего. Молиться с неумытыми руками не так непристойно; а простирать руки, оскверненные множеством грехов, — это навлекает великий гнев Божий и погибель. Хочешь ли знать, как велика сила молитвы, совершаемой в церкви? Некогда связан был Петр и заключен в крепкие узы. «Церковь прилежно молилась о нем» (Деян. 12:5) и тотчас освободила его из темницы. Итак, что может быть

Читайте так же:  Заклинания молитвы заговоры

мы о себе молимся, то и почесываемся, и зеваем, и развлекаемся бесчисленными помыслами; а о погибели врагов молимся со всем вниманием. Так как диавол знает, что в это время мы поднимаем меч на самих себя, то он не развлекает и не останавливает нас, чтобы тем больше повредить нам. Но меня, скажешь, обидели и огорчили? Так молись о погибели диавола, который несравненно более всех обижает нас: он-то именно порождает и врагов. Если ты будешь молиться о погибели врагов, то будешь молиться молитвой, которой хочет диавол; напротив, если станешь молиться за врагов, то твоя молитва будет против него. Подлинно, он один — наш непримиримый враг; а человек, что бы он ни делал, остается нашим другом и братом. Итак, зачем же ты, оставив настоящего твоего врага, терзаешь собственные члены? Итак, возлюбленные, зная это, постараемся поступать согласно заповедям и воле Господа, чтобы нам достигнуть и царства небесного во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава, с Отцом и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Иоанн Златоуст, свт. О молитве

БЕСЕДА 6

О молитве.

Предложив вам в прежнее время беседу о посте и объяснив по мере сил его преимущества и снова в беседе о крещении испытав вашу любовь к слушанию, хотим сегодня побеседовать о молитве и объяснить то, какова ее сила и польза для совершающих ее. Прошу вас выслушать разумно и богобоязненно, придавая словам правильный смысл. (Заповедь о молитве) поистине — величайшая и древнейшая; она сделалась матерью всех заповедей, породившею все божественные повеления.

Может ли молящийся презирать ближнего — бедняка, чтобы сделать бесполезным свой молитвенный труд? Кто (из молящихся) может быть так привязан к богатству и имуществу, чтобы телу только причинять напрасный труд, оставляя сердце где-либо в плену? Болезнь любостяжания подобна той неизлечимой и преступной (болезни), которая не приводит к скорой смерти и не дает полного здоровья, а понемногу лишает тело его сил, пока оно, изнуренное появляющимися внутри ранами, после бесчисленных страданий, не предано будет общей печальной участи — смерти. Кто любящий молитву может нерадеть о посте, зная из самого Писания, что пост и молитва от смерти избавляют (Тов.12:8-9)? А особенно невозможно искренно призывать Господа тому, кто предан объядению и

пьянству. Смотрите 1 , говорит, «чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством«(Лк 21:34), потому что испарение слишком обильно принимаемой пищи, (действуя) на область мозга, помрачает способность мышления, приводя сердце в смятение. Так молитва поистине является исходным началом всех заповедей, из которого каждая из них устремляется к соответствующему действованию. Величайшее благо — молитва и беседа с Богом; она есть общение и единение с Богом. Как телесные глаза, видя свет, освещаются, так и душа, устремляясь к Богу, озаряется неизглаголанным, блистающим Его светом. Это — молитва не по видимости только, а возсылаемая от сердца, не определяемая известными временами и количеством часов, а совершаемая непрестанно, ночью и днем. Усиленно устремлять мысль к Богу нужно не только удалившемуся для молитвы; и занимающиеся какими-либо делами или попечением о бедных, или другими нужными предметами, или полезною благотворительностью, должны присоединять к этому стремление и памятование о Боге, чтобы, срастворяясь любовью к Богу, как солью, сделаться приятнейшим хлебом Владыке всего. Пользу от нее, простирающуюся на всю жизнь, мы можем приобресть, посвящая ей большую часть времени.

Молитва — свет души, истинное познание Бога, посредница между Богом и людьми, врач страстей, врачество против болезней, мир души, небесная путеводительница, вращающаяся не около земли, а идущая в самый свод неба. Она устремляется выше тварей, духовно разсекает воздух, идет выше воздуха, проходит сонмы звезд, отверзает врата неба, восходит выше ангелов, проходит мимо престолов и господств, идет далее херувимов и, поднявшись над всею тварью, приближается к неприступной Троице. Там поклоняется Божеству, там удостоивается быть собеседницей с небесным Царем. Через нее душа, поднявшись на небеса, объемлет Господа объятиями неизреченными, подобно дитяти у своей матери со слезами молит, прося божественного питания, выражает свои желания и получает дары, превосходнейшие всей видимой природы.

Молитва — священный посланник; она веселит сердце, успокоивает душу, возбуждает страх наказания и желание небесного царства, учит смиренномудрию, приносит познание греха; словом — украшает человека всем добрым, покрывая душу различными добротелями, как разноцветным покры-

1) Βλέπετε вместо προσέχετε δε έαυτοις = внемлите же себе.

Если Господь дает кому такую молитву, то это — неотъемлемое богатство и небесная пища, насыщающая душу; кто вку-

сил этой пищи, тот приобрел вечную любовь к Господу, (приняв) как будто сильное пламя, согревающее его сердце. Совершая ее сообразно с первообразом, укрась дом твой кротостью и смирением, освети его светом справедливости; сделай свой дом славным добрыми делами, как почетною вывескою; вместо стен и камня пусть он красуется верою и великодушием. А особенно при устроении дома приложи молитву, как бы крышу, чтобы сделать свой дом совершенно готовым для Владыки и принять Господа, как в царском славном доме, и, как положенное драгоценное сокровище, иметь Его в храме души, по Его благодати, потому что Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

Молитва Иисусова: необыкновенная сила

Что такое Молитва Иисусова?

Все православные христиане знают текст Иисусовой молитвы. Он имеет разные формы, а сама молитва Иисусова сопровождается многими странными суевериями, о которых мы расскажем ниже в этом материале.

Господи, Иисусе Христе, Сыне и Слове Божий, молитв ради пречистой Твоей Матери, помилуй мя, грешнаго

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя.

Молитва — это общение с Богом. Без молитвы представить себе это общение невозможно. Обращаясь с благодарственными или просительными молитвами, мы также можем славословить Богородицу, святых. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17), — так сказал нам в Питании апостол Павел. И вот у нас есть молитва Иисусова, в которой мы просим о помиловании у Того, Кто взял на себя наши грехи, понес наши немощи и победил смерть.

Однако, почему-то ошибочно считается, что миряне не могут произносить эту молитву, и она предназначена только для монахов. Так ли это? Нет. Церковь в лице святителя Игнатия (Брянчанинова) решительно отвергает эту позицию. Слова апостола Павла о молитвы были обращены не исключительно к монашествующим, но предназначались и для простых мирян. Молитвенный подвиг начинается с того, что мы начинаем молиться регулярно, постепенно наше сердце отзывается словам молитвы, душа открывается Богу. Поэтому, вы можете обращаться к Господу с молитвой Иисусовой.

Читайте так же:  Молитва на эко

Считается, что можно впасть в прелесть, читая эту молитву, но кротость и смирение требуются для любого духовного подвига, а не только для этой молитвы, поэтому не стоит из опасения прелести отказываться от молитвы Иисусовой.

Слова этой молитвы легко запомнить, а, значит, в жизни христианина она важна в те моменты, когда мы острее всего нуждаемся в Божией помощи. И тогда мы можем обратиться со словами «Господи, помилуй» к Тому, Кто действительно может даровать нам помилование.

Не стоит связывать молитву Иисусову с некими несуществующими церковными тайнами и запретами, приписывать ей оккультные свойства и считать, что молитва Иисусова помогает от одного, но не помогает от другого. Не стоит воспринимать всерьез статьи, в которых утверждается, что молитва Иисусова помогает от порчи и сглаза. Отношение к порче у Церкви однозначное — никаких обрядов по снятию порчи христианину проводить не стоит. Мы находимся под защитой Бога, а без Его ведома ни один волос не упадет с нашей головы.

Эта молитва — обращение ко Христу, покаяние и просьба помиловать грешного человека, а, значит, она для каждого христианина. Для духовенства и для мирян. Оптинские старцы говорили о том, что эту молитву могут читать и миряне. В молитве Иисусовой мы провозглашаем нашу веру в Иисуса Христа, как в истинного Бога. В этом и заключается суть христианства.

Когда мы читаем молитву, важно не забывать о том, для чего она предназначена. Молитва — это не заклинание, а общение с Богом, покаяние, мы молимся, чтобы очистить душу от греха. Традиционно молитву Иисусову читают в уединении. Она важна в монашеской жизни, но и мирянам, читающим ее, лучше уединиться, сосредоточить свои помыслы на молитве.

Иные названия Иисусовой молитвы

Молитва Иисусова имеет отношение к аскетическим практикам, таким как исихазм, однако, это считается эзотерическим течением. Согласно этим практикам молитва, произносимая про себя называется «умное делание», «умно-сердечное делание» или «тайная молитва», «трезвение ума» и.т.д. Молитва Иисусова помогает хранить сердце и ум от греховных помыслов.

Важно помнить, что любые аскетические практики, духовные упражнения, это касается и молитвы, лучше обсудить и согласовать со своим духовником, чтобы случайно не впасть в прелесть или не стать заложником еретического течения. Опыт Церкви важно учитывать, решаясь преобразовать свою духовную жизнь. Разумеется, молитва и пост занимают важное место в жизни христианина, но если у человека возникают сомнения, а ужесточение поста или молитвенный подвиг вводят его в искушение (например, все мысли строго постящегося — только о еде), лучше поговорить со священником, испросить благословения. Молитву Иисусову часто воспринимают неправильно и путают понимание молитвы в христианском смысле с йогой и другими восточными практиками, что не имеет никакого отношения к действительности.

Кроме того, исихазм предполагает молчание, в миру это — практически невыполнимое условие. И это — не только физическое, но и духовное молчание, полное освобождение от власти греха своего ума. Если человек только недавно ступил на путь христианства, только начал следовать за Христом, это — тяжелое духовное упражнение.

История становления Иисусовой молитвы

В XVII веке прошел Большой московский Собор, созванный для суда над Патриархом Никоном, реформы которого привели к возникновению старообрядчества, тогда же решился спор о том, как правильно произносить молитву Иисусову — называть в ней Иисуса «Боже наш» или «Сыне Божий». Второй вариант был признан неверным. В современном мире существует канонический текст Иисусовой молитвы. Вариант, который был установлен Большим Московским собором, рассматривается теперь как вариант молитвы мытаря, который звучит как

Суть споров о том, как правильно читать молитву Иисусову в том, что существовали ереси, признающие Иисуса Сыном Божиим, но не Богом, как считал еретик Арий, один из основоположников арианской ереси.

Ступени совершенства молитвы Иисусовой

Преподобный Варсонофий (Плиханков) писал о различных ступенях совершенства молитвы Иисусовой, по которым должен «восходить» христианиню

Он разделял молитву на четыре ступени.

  • Устную — когда человеку, нужно было сосредоточиться, напрячь ум, совершить молитвенный подвиг.
  • Вторая ступень — умно-сердечное делание, когда молитва совершается постоянно, без какого-либо перерыва.
  • Третья ступень — творческая молитва, но до третьей ступени способен дойти не каждый, это удается только людям, которые прошли особый духовный путь, таким как преподобный пустынник Марк Фраческий.
  • Четвертая ступень — высокая молитва, которую смогли достичь ангелы и единицы из числе людей.

Для того, чтобы взойти по ступеням молитвы Иисусовой, как писал преподобный Варсонофий (Плиханков), надо, чтобы в человеке не осталось ничего земного, кроме его телесной оболочки, а душа его жила небесной духовной жизнью.

Роль Иисусовой молитвы в жизни христианина

Во время молитвы Иисусовой человека часто могут одолевать греховные помыслы, ведь именно, чтобы помочь сердцу и разуму очиститься от них, читается эта молитва. Важно не переставать молиться, просить у Господа защиты от этих помыслов. Ведь то, что недоступно и невозможно для человека, доступно Богу.

Мысли, которые рождаются в уме и сердце человека бывают греховными, так как мы уже отравлены грехом, но, если стараться в молитве подчинить ум и сердце Господу, он защитит от этих дурных помыслов. Это важно для духовной жизни человека, возводит к Богу и освобождает от власти смерти, от власти греха.

Читать также о молитве Иисусовой:

Видео молитвы Иисусовой

Видео (кликните для воспроизведения).

О молитве *

Нужно радоваться, что святые оставили нам писанные образцы молитв. – Необходимость молитвы. – Давид – царь и пророк, вооруженный молитвами.

По двум причинам надлежит ублажать слуг Божиих и удивляться им: потому что надежду на свое спасение они выразили в святых молитвах и потому что, сохранив на письме те гимны и образцы молитв, какие они с радостью и страхом возносили Богу, передали это свое сокровище и нам, для того чтобы быть в состоянии привлечь к своей собственной ревности и все потомство. Так и следует, чтоб характер учителей переходил на тех, кто входит с ними в сообщество, чтобы слушатели пророков являли себя подражателями их праведности, чтобы мы все время жили в молитвах и служении Богу и попечении о Нем, считая это именно жизнью, это – здоровьем и богатством, это – пределом благ, т. е. возношение молитв Богу чистой и неиспорченной душой. Как солнце – свет для тела, так молитва – для души. Итак, если для слепого служит бедствием – не видеть солнца, то сколь велико бедствие для христианина не молиться непрерывно и не вводить посредством молитвы в свою душу света Христова? Однако, кто не изумился бы и не удивился человеколюбию Бога, какое Он проявляет в отношении к нам, даруя людям столь великую честь, что удостоил и молитвы, и беседы Своей? Во время молитвы мы воистину говорим с Богом; чрез нее вступаем в соединение и с ангелами, и весьма ясно удаляемся от общения с неразумными существами.

Читайте так же:  Молитва Святому петру и февронии о любви

Молитва – и ангелов долг, возвышает и их достоинство, хотя беседовать с Богом – нечто высшее по сравнению с достоинством ангелов. А что и в самом деле – нечто высшее, об этом учат нас они сами, с великим страхом вознося свои молитвы, давая и нам знать и понимать, что приходящим к Богу надлежит делать это с радостью и страхом: со страхом, чтобы нам не оказаться недостойными молитвы, с радостью же вследствие обширности чести, вследствие того, что смертный род удостоен столь великого попечения, что непрерывно наслаждается даже божественной беседой, через посредство которой мы перестаем быть и смертными, и преходящими, по природе своей будучи смертными, а через общение с Богом восходя к бессмертной жизни. И необходимо, чтоб пользующийся общением с Богом сделался выше смерти и всякого тления. Подобно тому, как совершенно необходимо, чтобы наслаждающийся солнечным лучом избегал тьмы, точно так же совершенно необходимо, чтобы наслаждающийся божественным общением не был после этого смертным, потому что самая обширность чести переносит нас к бессмертию.

Кто не молится Богу и не желает непрестанно наслаждаться божественным общением, тот мертв и бездушен и лишен мыслительной способности. И это самое – величайший признак нерассудительности, именно – не понимать обширности чести и не любить страстно молитвы, и не считать смертью для душ непоклонения Богу. Подобно тому как это наше тело, если в нем нет души, мертво и зловонно, так и душа, не побуждающая себя к молитве, мертва и несчастна, и зловонна. А что подлинно лишение молитвы надлежит считать более горьким, нежели всякая смерть, прекрасно учит нас Даниил, великий пророк, лучше предпочитавший умереть, чем быть лишенным молитвы в течение только трех дней ( Дан.6:10 ). Тот царь персидский не повелел ему совершить что-либо нечестивое, но только имел в виду, чтобы он помедлил в течение трех дней. Поистине без божественного мановения не могло бы войти в наши души никакое благо. Божие же мановение помогает нам в трудах и прекрасно облегчает их, если заметит, что мы любим молитву и непрестанно неотступно просим Бога, и ожидаем, что оттуда снизойдут все блага.

Итак, когда я увижу, что кто-либо не любит молитвы и не имеет к ней горячей и ревностной любви, то мне уже ясно, что он не владеет в своей душе ничем благородным. Когда же увижу, что кто-либо ненасытно печется о служении Богу и, если не молится непрерывно, то причисляет это к величайшим бедствиям, тогда заключаю, что таковой – надежный подвижник всякой добродетели и – храм Божий. Если «одежда человека и походка и осклабление зубов» объявляют то, что заключается в нем ( Сир.19:27 ), согласно словам мудрого Соломона, то гораздо более молитва и служение Богу есть знак всякой праведности, будучи некоторым духовным и божественным одеянием, проливая в наши мысли большую красоту и прелесть, управляя жизнью каждого, не позволяя ничему дурному и неуместному господствовать над умом, убеждая почитать Бога и уважать ту честь, какая от Него даруется нам, уча удалять от себя всякое ухищрение лукавого, изгоняя постыдные и неприличные размышления, приводя душу каждого в состояние презрения к удовольстию. Вот гордость, единственно приличествующая почитающим Христа: не быть рабом чего-либо постыдного, но блюсти душу в свободе и чистой жизни.

Слово второе

Кто молится, тот беседует с Богом.

Принадлежность слов св. Иоанну Златоусту подвергается сомнению на основании главным образом особенностей слога. В издании Миня она относится к отделу Dubia. Абзацы в тексте расставлены нами. – Редакция «Азбуки Веры»

Источник: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1896. Том 2, Книга 2, Творения св. Иоанна Златоуста, считаемые сомнительными, О молитве, с. 831-844.

Защитник Иисусовой молитвы

Защита на все времена

Критерием правильной духовной жизни для православных христиан являются Святые Отцы, которых почитают преемниками и надежными толкователями Апостолов Христовых. Неудивительно, что свою защиту Иисусовой молитвы преподобный Паисий построил на учении Апостолов и Святых Отцов.

Пересказывать всю его защиту времени нет, упомяну лишь один фрагмент. В нём святой Паисий вчитывается в Нагорную проповедь Господа Иисуса Христа, где дано особое учение о молитве. Как мы помним, Господь сравнивает лицемерную молитву с молитвой истинной и заповедует Своему слушателю: «Ты же егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже втайне, и Отец твой, видяй втайне, воздаст тебе яве» (Мф. 6:6).

По этому поводу преподобный Паисий обращается к библейским толкованиям святителя Иоанна Златоуста. Процитированные Христовы слова, как замечает отец Паисий, «святой Иоанн Златоуст, в беседе девятнадцатой на Евангелие от Матфея, Богоданною Святого Духа премудростью относит не к той молитве, которая произносится одними только устами и языком: но к самой тайной, безгласной, из глубины сердца посылаемой молитве, которую он учит совершать не действиями тела, и не криком голоса, но… сокрушением мыслей и внутренними слезами, с… затворением мысленных дверей» [1].

Ход мысли преподобного Паисия ясен до конца. Тайная молитва, о которой заповедовал Сам Господь, – это молитва из глубины сердца, как толкует святитель Иоанн. Иисусова молитва и является тем духовным путем, который постепенно приводит человека к молитве из глубины сердца. Такой путь нельзя подвергать несправедливой критике и хулить. Если кто-то шел путем Иисусовой молитвы и сначала сбился с него, потом заблудился и впал в прелесть, это печально. Однако же виновата в печальном событии не Иисусова молитва, а – те, кто неправильно ее совершают, «незаконно подвизаются».

О чем это говорит?

Ограничиться сказанным о Нагорной проповеди и толкованиях Златоуста никак нельзя. И захочешь, да нельзя. Кое-что еще надо разъяснить. Во-первых, о чем в Евангелии говорит Спаситель? О лицемерах, которые творят молитвы напоказ, на улицах, чтобы их видел народ и воздавал им честь как великим молитвенникам (См. Мф. 6:5). Поэтому в комментарии на этот стих Иоанн Златоуст и замечает: «Молящихся с тщеславием Он называет лицемерами» [2].

Страсть тщеславия не дает человеку молиться. По-своему это объясняет святитель Иоанн: во время молитвы тщеславный человек смотрит на людей, а должен бы взирать на Единого Бога, к Которому обращается.

Во-вторых, Спаситель предлагает действенное средство против тщеславия: «Вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже втайне». И Спаситель обещает награду, не от людей, а от Бога.

Златоуст оговаривает, что предложенное средство не только внешнее, но и внутреннее: «Бог везде смотрит на цель дел. Если и в клеть войдешь и затворишь за собою двери, а сделаешь это напоказ, то и затворенные двери не принесут тебе никакой пользы…Итак, хотя бы ты затворил двери, Он желает, чтобы ты, прежде чем затворить их, изгнал из себя тщеславие, и заключил двери сердца твоего» [3].

Читайте так же:  Молитва от неверного мужа

Помимо внешнего ухода с улицы в клеть, то есть в дом, есть еще внутренний уход – от тщеславной жизни на людях в сердце, во внутреннюю клеть. Нужно затворить двери сердца от тщеславия и с «сокрушением сердца» открыть тайники своего сердца Богу. Эта молитва может быть беззвучной, без всяких внешних проявлений, но она угодна Богу.

Хорошо. Пусть в этой молитве не произносится ни один звук, но слова какие-то в ней есть, пусть они даже произносятся только про себя. Какие это слова? Конечно, это молитва «Отче наш» (Мф. 6:9-13). Так в Евангелии и так у Иоанна Златоуста. А у преподобного Паисия. Это молитва Иисусова. Преподобный старается защитить именно эту молитву, – слава Богу, на молитву «Отче наш» тогда из христиан никто не нападал.

По принципу молитвы Господней

Преподобный Паисий «пошел на риск», когда слова о молитве Господней у Иоанна Златоуста отнес молитве Иисусовой. Любой формалист его обвинит в том, что предмет спора подменен. Не будем формалистами. Лучше приглядимся к обеим молитвам, сравним их. Разница между ними налицо. Молитва Иисусова (Господи Иисусе Христе, помилуй мя) сформировалась через полтысячи лет после того, как Господь произнес Нагорную проповедь и дал молитву «Отче наш».

Однако принципы, которые лежат в основе Иисусовой молитвы, знакомы нам по Евангелию.

  1. Вспомним: «Вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися». Иисусова молитва, прежде всего, – келейная, домашняя, не храмовая, не принародная. Можно бы привести исихастские наставления, в которых отчетливо дышит евангельское слово о вхождении в келью, затворении двери. Одним словом, исихастами создаются условия, при которых человек не отвлекается от молитвы, не смотрит по сторонам, не слышит посторонних разговоров. Внимание на молитве очень нужно нам всем.
  2. Господь предостерегал молящихся от опасностей тщеславия. В практике молитвы Иисусовой считается обязательным не только понуждать себя на молитву, но и бороться с тщеславием. И не только с тщеславием, но и бороться со всеми другими страстями. Любая страсть мешает молитве. Многие знают это на примере страсти тщеславия, гнева, уныния…
  3. Бороться со страстями нам всегда помогает покаяние. Евангельская весть начинается призывом: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие небесное» (Мф. 4:17). В молитве Господней покаянное настроение выражено весьма отчетливо: «Прости нам долги наши» (Мф. 6:12). К тому же молитва Господня побуждает нас прощать людям, в чем они провинились. А молитва Иисусова? Это в чистом виде просьба о помиловании, то есть покаянная молитва.

Осталось сказать последнее.

  1. Молитва «Отче наш» дана как альтернатива многословным молитвам: «Молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны» (Мф. 6:7). Молитва Иисусова тоже представляет собой именно альтернативу многословным молитвам. Она такая короткая, что ее можно произносить со вниманием и тогда, когда усталость и суета не позволяют человеку помолиться псалмами и тропарями.

Будем считать, что мы убедились: между Иисусовой молитвой и молитвой Господней обнаруживается существенное родство. Оно позволило преподобному Паисию защищать молитву Иисусову, обращаясь к опыту Апостолов и высокочтимых Святых Отцов. И это не было подменой спорного предмета. Между молитвенным опытом Апостолов, Святых Отцов и истинных делателей Иисусовой молитвы больше сходства, чем различий.

[1] Об умной или внутренней молитве. Сочинение блаженного старца схимонаха и архимандрита Паисия Величковского… (переведено со славянского).

[2] Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа XIX.

О молитве Иисусовой Иоанн златоуст

Чтобы легко провести настоящую жизнь, очиститься от грехов и с дерзновением предстать перед престолом Христовым, будем неустанно приготовлять себя молитвами, слезами, усердием, постоянством и терпением.

Где бы ты ни был, везде можешь поставить (молитвенный) жертвенник. Прояви только добрую волю, и не помешает тебе ни место, ни время, хотя ты и не преклонишь колен, не станешь бить себя в грудь и простирать руки к небу, а только покажешь горячую душу, ты этим исполнишь все нужное для молитвы.

Не станем говорить в свое оправдание, что дом молитвы неблизко, — благодать Духа нас самих сделала храмами Божиими; если только мы бдительны, молиться для нас везде легко.

Место нисколько не препятствует молитве, только бы настроение души соответствовало молитве.

Если для слепого бедствие — не видеть солнца, то сколь велико бедствие для христианина — не молиться непрерывно и не вводить посредством молитвы в свою душу свет Христов.

Человеку, бодрствующему и внимательному, имеющему пламенную любовь к Богу, ничто никогда не может препятствовать беседовать с Богом.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) о ступенях молитвы Иисусовой

В центре умного делания святителя Игнатия, как и многих других отцов-аскетов, – молитва Иисусова. Святитель выявляет определенную последовательность в совершении молитвы Иисусовой, своего рода ступени молитвенного восхождения к Богу. В частности, в аскетическом наследии святителя мы видим следующие ступени:

Для правильного прохождения данных ступеней молитвенного делания святитель предлагает один и тот же принцип: заключать ум в слова молитвы, отвергая всякую мечтательность: «Святый Иоанн Лествичник советует заключать ум в слова молитвы и, сколько бы раз он ни устранился из слов, опять вводить его. Этот механизм особенно полезен и особенно удобен. Когда ум будет таким образом во внимании, тогда и сердце вступит в сочувствие уму умилением – молитва будет совершаться совокупно умом и сердцем» [1] .

Первый вид совершения молитвы Иисусовой есть совершение ее устно, гласно, словесно. Он заключается в устном произношении слов молитвы Иисусовой при внимании к ним ума. Молитва устная, поскольку произносится языком, есть явление еще телесного подвига, который, однако, не должен исключаться при вступлении в умное делание [4] . Вместе с тем молитва устная есть начало умной молитвы, когда произносимым словам сопутствует внимание ума, эта неизменная, обязательная принадлежность умного делания. «Устной, гласной молитве, как и всякой другой, должно непременно сопутствовать внимание. При внимании польза устной молитвы – неисчислима. С нее должен начинать подвижник» [5] . «Для всех и каждого существенно полезно начинать обучение молению именем Господа Иисуса с совершения молитвы Иисусовой устно при заключении ума в слова молитвы. Заключением ума в слова молитвы изображается строжайшее внимание к этим словам, без которого молитва подобна телу без души» [6] .

Во внимании ума к словам молитвы состоит вся связь устной молитвы с умным деланием, без этого устная молитва не может оказать пользы душе. И потому необходимо произносить молитву неспешно, тихо, спокойно, с умилением сердца, произносить ее чуть вслух, отгоняя все приходящие помыслы и заключая ум в произносимые слова [7] . «Внимательная устная и гласная молитва, – говорит святой Игнатий, – есть начало и причина умной. Внимательная устная и гласная молитва есть вместе и молитва умная. Научимся сперва молиться внимательно устною и гласною молитвою, тогда удобно научимся молиться и одним умом в безмолвии внутренней клети» [8] .

Читайте так же:  Молитва Господу о терпении

От частого упражнения в гласной молитве уста и язык освящаются, делаются неспособными к служению греху, освящение сообщается и душе. Поэтому святитель Игнатий приводит в пример преподобных Сергия Радонежского, Илариона Суздальского, Серафима Саровского и некоторых других святых, которые не оставляли устной и гласной молитвы в течение всей жизни и сподобились благодатных даров Святого Духа. У этих святых «с гласом и устами были соединены ум, сердце, вся душа и всё тело; они произносили молитву от всей души, от всей крепости своей, из всего существа своего, из всего человека» [9] . Святитель Игнатий достаточно высоко оценивает устную молитву, он советует совершать ее всем без исключения, совершать по указанному способу преподобного Иоанна Лествичника, без самостоятельного поиска последующих видов молитвы, поскольку лишь Господь может преобразовать устную молитву в умную, сердечную и душевную [10] .

Устная молитва, когда в ней приобретено и хранится внимание нерассеянным, сама собой переходит в молитву умную, а затем сердечную, что соответствует определенной духовной зрелости [11] .

Молитва называется «умною, когда произносится умом с глубоким вниманием, при сочувствии сердца» [12] . Способ преподобного Иоанна Лествичника уже приносит плод: ум привыкает заключаться в словах молитвы, внимание ума становится более глубоким, при этом уму содействует сердце. Сердце соучаствует в молитве чувствами сокрушения, покаяния, плача, умиления [13] . Впрочем, естество еще не преображено, разъединение ума, сердца и тела влияет на молитву, время от времени умная молитва расхищается чуждыми помыслами. Причина этого заключается в том, что ум, не освободившись совершенно от пристрастий, впечатлений, попечений, не имеет устойчивости и потому предается мечтаниям. Поэтому на данной ступени еще требуется постоянное понуждение себя к правильному совершению молитвы. Для достижения благодатной непарительности ума необходимо постоянно доказывать искренность своего желания подвигом, удержанием ума в словах молитвы.

Собственный подвиг со временем может привести к благодатному, нерасхищаемому вниманию, но сначала «предоставляется молящемуся молиться при одном собственном усилии; благодать Божия несомненно содействует молящемуся благонамеренно, но она не обнаруживает своего присутствия. В это время страсти, сокровенные в сердце, приходят в движение и возводят делателя молитвы к мученическому подвигу, в котором побеждения и победы непрестанно сменяют друг друга, в котором свободное произволение человека и немощь его выражаются с ясностию» [14] . Нередко понуждение себя к умной молитве длится всю жизнь. Поскольку молитва противостоит ветхому человеку, то доколе он присутствует в нас, дотоле противится молитве. Противятся ей и падшие духи, стараются осквернить молитву склонением нас к рассеянности, к принятию приносимых ими помыслов и мечтаний. Но часто понуждение себя увенчивается благодатным утешением в молитве, которое способно ободрять к дальнейшему понуждению себя.

Если же будет воля Божия, то, как говорит святитель Игнатий, «благодать Божия являет ощутительно свое присутствие и действие, соединяя ум с сердцем, доставляя возможность молиться непарительно или, что то же, без развлечения, с сердечным плачем и теплотою; при этом греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом» [15] . И такая молитва именуется у святителя Игнатия «сердечною, когда произносится соединенными умом и сердцем, причем ум как бы нисходит в сердце и из глубины сердца воссылает молитву» [16] .

Состояние при сердечной молитве характеризуется освобождением от расхищения и пленения души наносимыми врагом помыслами, подвижник допускается пред невидимое лице Божие, и если ранее, при нечистой молитве, понятие его о Боге было мертвым, то теперь он «познает Бога познанием живым, опытным» [17] . То есть только при сердечной, нерасхищаемой молитве возникает живое познание Бога, не теоретическое и отстраненное, а опытное богопознание. «Тогда человек, обратив взоры ума на себя, видит себя созданием, а не существом самобытным, каким обманчиво представляются люди самим себе, находясь в омрачении и самообольщении; тогда уставляет он себя в то отношение к Богу, в каком должно быть создание Его, сознавая себя обязанным благоговейно покоряться воле Божией и всеусердно исполнять ее» [18] . Благодатный духовный плач, как особый дар Божий, сопутствует сердечной молитве [19] .

И далее, по святителю Игнатию, молитва становится «душевною, когда совершается от всея души, с участием самого тела, когда совершается из всего существа, причем всё существо соделывается как бы едиными устами, произносящими молитву» [20] . Душевной молитве свойственно благодатное духовное ощущение страха Божия, благоговения и умиления, которое переходит в любовь. Только на этой ступени подвижник испытывает духовное наслаждение в предстоянии лицу Божию, молитва его становится самодвижной, непрестанной [21] .

Святитель Игнатий описывает этот завершительный этап молитвенного восхождения к Богу весьма сходно с тем, как свидетельствуют о состоянии духовного восхищения и созерцания другие святые отцы: «Когда ж, по неизреченному милосердию Божию, ум начнет соединяться в молитве с сердцем и душею, тогда душа, сперва мало-помалу, а потом и вся начнет устремляться вместе с умом в молитву. Наконец устремится в молитву и самое бренное наше тело, сотворенное с вожделением Бога, а от падения заразившееся вожделением скотоподобным. Тогда чувства телесные остаются в бездействии: глаза смотрят и не видят: уши слышат и вместе не слышат. Тогда весь человек бывает объят молитвою: самые руки его, ноги и персты несказанно, но вполне явственно и ощутительно участвуют в молитве и бывают исполнены необъяснимой словами силы» [22] . Хотя святитель не употребил ни термина «обожение», ни термина «созерцание», но его описание объятия молитвой всего человека с душой и телом и исполнения «необъяснимой словами силой», несомненно, подводит к этим понятиям.

Видео (кликните для воспроизведения).

Итак, подытожим учение святителя Игнатия о ступенях молитвенного делания. Молитва устная – внимательно произносимая вслух. Умная – с глубоким вниманием ума и покаянными чувствами сердца, но время от времени расхищаемая мечтательностью. Сердечная – из соединенных ума и сердца, когда молитва становится непарительной, а греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом. Душевная – это молитва благодатная, произносимая из всего душевно-телесного существа человека, сопутствуемая особым благодатным состоянием и ощущением духовной любви. Причем лишь на этой, завершительной, четвертой ступени подвижник испытывает духовное наслаждение в предстоянии лицу Божию, а молитва его становится самодвижной, непрестанной. На данном пути строжайше запрещается специально искать молитвенных восторгов и скорых переходов на последующую ступень молитвы, что должно совершаться естественным образом по усмотрению Божию.

О молитве Иисусовой Иоанн златоуст
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here