На каком лучше языке читать молитвы

Молитвенное правило: На каком лучше языке читать молитвы | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Почему непонятны православные молитвы

«Вот читал утренние молитвы, сначала читал на этом непонятном языке и не понимал никакого смысла, но читал. Но уже на второе прочтение захотелось понять, что там пишут. Я уже давно думал о том, что это важно настраиваться с утра на день, и как это сделать лучше кроме молитвы. Но это должна быть осознаваемая молитва. Ты в ней должен пройти от связи с бесконечным до текущего дня. Грубо говоря, связать все цели, мечты, жизнь, смерть, и наполнить себя что ли благоговением на день. Пока на текущий момент я нашел на русском толкование этих молитв, и стал читать именно на русском. Совсем другое понимание и другой интерес. Зачем мне мирскому (?) человеку читать молитву на этом церковнославянском? Иисус же по-простому доносил идеи до людей. А тут какая-то непонятность. Читаешь по-русски и понимаешь, что именно ты говоришь. К кому обращаешься и чего просишь-то!»

Это муж во время моего отъезда решил духовно подрасти и делится своими первыми впечатлениями о церковнославянском языке (далее – ЦСЯ). Все откладывала пост про это, но вот появился повод. Так уж получилось, что историю нынешнего языка богослужения я отлично знала, когда богослужение мне было совершенно неинтересно, – на своем гуманитарном факультете. Этот пост посвящен удивительному парадоксу православия: пока православные молитвы переводятся на все языки мира, чтобы донести до людей невиданную мощь православной веры, в храмах России богослужение идет на нерусском языке. Более того – даже на языке из другой языковой группы, то есть гораздо более далеком от нас, чем, например, украинский или белорусский.

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ – ЭТО «ПРАВИЛЬНЫЙ ИЗНАЧАЛЬНЫЙ» РУССКИЙ?

Некоторые верующие наивно полагают, что ЦСЯ – это «чистый, исконный, правильный русский». На самом деле это не русский и никогда им не был. Когда-то чуть больше 1000 лет появилась необходимость перевести богослужебные книги с греческого языка на язык, более доступный для понимания населению Руси. Для этого были приглашены небезызвестные Кирилл и Мефодий, которые изобрели кириллицу, и с ее помощью перевели богослужебные тексты. на какой язык? А вот это интересно. На некий искусственный язык, который был основан вовсе не на древнерусском, а на болгаро-македонском (!) диалекте, который был роднее и ближе самим переводчиками. Сейчас он известен как «старославянский». Ныне в восточной подгруппе южнославянской группы языков остались болгарский, македонский и как раз старославянский. А где же русский? – спросите вы. А он вообще даже в другой группе славянских языков – в восточнославянской. Надо заметить, что старославянский никогда не был ничьим живым разговорным языком, это был чисто книжный язык. В течение следующих пары веков под влиянием живых славянских языков он несколько исказился, но с тех пор особо не менялся. В этом виде он известен под именем «церковнославянский». Приставка «церковно-» как раз подчеркивает тот факт, что нигде, кроме как в церкви, он никогда не использовался.

Для меня совершенно непонятно, зачем так упорно дискриминировать «русский народ, носитель православия»? Иллюзии на тему, что ЦСЯ – это некий «поэтический стиль» русского, легко развеет любой филолог. Да и что поэтичного во всех этих «бых»? Развеет филолог и миф на тему того, что под давлением богослужения современный русский язык облагородится и приблизится к ЦСЯ, а русские массово начнут на нем говорить в повседневной жизни, как якобы когда-то, когда деревья были выше, а нравственность в народе прочнее. ЦСЯ – это «усредненный язык», чисто утилитарный ход, чтобы смысл Библии донести до максимального количества людей, говорящих на разных славянских диалектах 1000 лет назад. Это разновидность «пиджинов» – смешанных языков общения для народов, не имеющих общего языка. Короче, язык из серии «Шпрехать на дойче» или «фейсом об тейбл». Для меня отказ говорить по-русски в церкви и молиться по-русски дома – это не просто дискриминация русских, но и неуважение к русской культуре и языку. В конце концов, с каких это пор русский язык недостаточно велик и могуч? Неужели он менее велик и могуч, чем македоно-болгарский диалект тысячелетней давности, или любой из мировых языков, или даже любой из языков малых российских народностей, на которых сейчас ведется православное богослужение?

ПЕРЕХОД НА СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ИСКАЗИТ СМЫСЛ?

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ – ЭТО ОСОБО СВЯЩЕННЫЙ ЯЗЫК?

Приходилось мне слышать и про особую «божественность» ЦСЯ. Но вообще-то в церковнославянском никакой такой сакральности нет, Библия изначально была написана на древнееврейском, потом переведена на греческий, потом – на ЦСЯ. Перевод на русский будет просто очередным этапом этой длинной эволюции. На статус «божьего языка» может претендовать разве что иврит. Вот цитата из социальной концепции РПЦ: «Народ израильский говорил на одном языке, бывшем не только языком повседневности, но и языком молитвы. Более того, древнееврейский был языком Откровения, ибо на нем говорил с народом израильским Сам Бог». То есть Бог не стал говорить с евреями на каком-то непонятном им особом языке. Церковнославянский же явно не является языком Откровения, и языком повседневности тоже никогда не был. Но даже если бы он был особо «священным», в социальной концепции Русской Православной Церкви написано: «Евангелие Христово проповедуется не на священном языке, доступном одному народу, но на всех языках (Деян. 2. 3-11)» – так почему же не НА РУССКОМ? ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ПОНЯТЕН?

Некоторые утверждают, что ЦСЯ как-то «интуитивно почти» понятен. По-мне, так это уж очень большое «почти». Например, в молитве перед вкушением пищи: «Господи, исполняеши всякое животное благоволение» – место, способное ввести в ступор без словаря. Где-то я встречала «налоги бесов», от которых просят спасти Богородицу. Так и представляю, как Богородица делает налоговые вычеты. В каноне Иисусу Христу есть место, где «праведницы возрадуются, а грешники восплачутся». А праведники что, не возрадуются? – может спросить себя недоуменный русский читатель. Он вообще-то не обязан знать, что это просто множественное число, а не женская форма. Грамматика – вообще отдельная тема. Непроизносимые формы перфектных времен, путаница с ударениями и падежными окончаниями (типа «Царю» – не дательный, а звательный падеж, о котором негуманитарий русский и слыхом не слыхивал). Перечислять эти штуки можно бесконечно, тысячи их. В смысле имя им – легион. Но. мыши плакали, кололись, но продолжали вкушать кактус.

КАЖДЫЙ ВЕРУЮЩИЙ ДОЛЖЕН ИЗУЧАТЬ ЦСЯ?

Еще один прекрасный аргумент – мол, да, ЦСЯ непонятен, но каждый верующий должен продираться через церковнославянский и изучать его, чтобы познать Слово Божье – хочешь жить, умей вертеться. Но это подход всяких мистиков и эзотериков! Христианская благая весть превращается в какое-то эзотерическое знание (буквальный перевод «скрытое»), которое специально затемнено и загадочно, доступно только избранным, непонятно простому человеку. Это в корне противоречит посылу «идите и научите все народы», убивает смысл «дара языков» и проч. Причем такой подход применяется только и исключительно к русским – православные японцы или православные англичане, в отличие от православных русских, отлично понимают молитвы и богослужения, переведенные на их современные языки.

Читайте так же:  Молитвы Святая марта

Знание ЦСЯ возвышает? Возможно. Но не более, чем знание стихов Пушкина наизусть или любое другое специальное знание, связанное с культурой. Хорошо, конечно, знать грамматику старославянского, но вот только с христианством и Евангелием ничего общего это не имеет. Нет никаких оснований возводить знание ЦСЯ в ранг христианской добродетели. Кому нравятся все эти «аще» и «иже» – пусть поступает на филфак и наслаждается. В братских языках можно вообще найти много поэзии и пищи для размышлений. Но зачем заставлять изучать все это обычного человека, который должен продираться к благой вести через эти «иже»? ЦСЯ – это язык, который непонятен – и не должен быть понятен – не-филологу, даже если он христианин. Христианин должен понимать текст Евангелия и молитв, а не ломать голову над всеми этими «быхами», отвлекаясь от духовного смысла молитвы. Благая весть для русских обтянута всеми этими «бывльшами», как колючей проволокой. Допускаю, что это может нравиться только тем верующим, кто хочет оградить Бога как свою территорию, недоступную профанам (как фарисеи ограждали Библию от язычников). Но это в корне противоречит евангельской идее нести благую весть всем – и желательно так, чтобы эти «все» поняли.

ГЛАВНОЕ – БЛАГОЗВУЧИЕ?

Я НЕ ПОНИМАЮ – ЗАТО БОГ И БЕСЫ ПОЙМУТ?

ПОЧЕМУ «ТРАДИЦИЯ» МЕШАЕТ ЦЕРКВИ НЕСТИ СЛОВО БОЖИЕ

По-моему, Русская Православная Церковь сейчас в прекрасной ситуации: ей вообще не нужно изобретать никаких миссионерских изысков. Достаточно для начала сделать язык, понятный русским, языком богослужения и молитвы. Разве задача Церкви – хранить культурную традицию? Если не ошибаюсь, основная задача Церкви – это все еще проповедь слова Божьего. Если бы традицию хранили 1000 лет назад, так даже на ЦСЯ никогда бы и не перевели – было бы у нас богослужение на греческом. Но нет – придумали более-менее понятный населению ЦСЯ. Так почему сейчас богослужение можно перевести на корякский, но нельзя – на русский?

Еще из социальной концепции: «Культурные отличия отдельных народов находят свое выражение в литургическом и ином церковном творчестве, в особенностях христианского жизнеустроения. Все это создает национальную христианскую культуру». Но ведь именно ЦСЯ мешает сейчас формированию русской христианской культуры, ведь язык – одна из основ культуры. ЦСЯ изолирует молитву от культуры: ее сложнее интегрировать в поэзию, сложнее красиво цитировать в прозе, произносить в кино без оттенка «православной экзотики».

Вот опять же, муж пишет: «Молитва должна отражать настраивание на день, я бы дополнял её своими блоками в будущем. А как её дополнять если она на церковнославянском?» Застывшая форма ЦСЯ загоняет идеи и образы молитвы в какое-то ритуальное гетто, мешая им стать частью мыслей и разговоров людей в обычной жизни. Христианство само по себе – совершенно непривычное для современного человека, парадоксальное учение. Некоторые вещи по-русски не всегда объяснишь. Зачем же дополнительно ставить человеку, пытающемуся понять Божье слово, палки в колеса? Что же мешает раз и навсегда разрешить эту проблему, утвердить соборно один разрешенный перевод и благословить всех желающих служить по-русски? Тогда ЦСЯ естественным образом останется в количествах, которых он заслуживает как культурная традиция, – в некоторых храмах, где филологи, а также любители благозвучия, экзотики и традиции смогут с ним познакомиться.

Почему же Церковь держится за ЦСЯ мертвой хваткой? Возможно, это какой-то «комплекс восстановления» после советской власти. Но тогда этот комплекс закрывает возможности для развития. Ведь восстанавливать что-то в формате столетней давности – это добровольно отбрасывать себя на эти 100 лет. ЦСЯ – это не евангельский принцип, не догма, не церковный канон, это просто временный инструмент, который был более-менее пригоден несколько сотен лет назад, но совершенно непригоден для этой цели сейчас. По мне, читать и слушать молитвы на церковнославянском – это все равно, что вдыхать живой воздух Божьего Слова через противогаз.

Можно ли молиться Богу на русском языке?

Вопрос задан:
22 марта 2018

На вопрос отвечает: протоиерей Димитрий Шушпанов

Русифицированные молитвы можно, конечно, найти в интернете. Но они являются лишь пособием, нужным для объяснения малопонятных церковно – славянских слов и выражений. Одно, не исключает другое: толковый словарь русского языка – не исключает употребление самого русского языка. Конечно, можно молиться Богу и своими словами, по-русски, но необходимой принадлежностью, как православного богослужения, так и домашнего молитвенного правила христианина, являются молитвы, составленные святыми, и читаемые на церковно – славянском языке. В чем их важность? Во-первых, молитвы святых, это – камертон правильной молитвы. Мы, зачастую, не знаем, о чем и как молиться. Вот и учимся у святых. Во-вторых, сам церковно-славянский язык был искусственно составлен святыми Кириллом и Мефодием специально для общения человека с Богом. Он намного богаче, изящней русского языка. Он не содержит ни одного матерного слова. Наконец, он освящен тысячелетней традицией его употребления славянскими народами в молитве. Проблема непонимания церковно – славянского языка, не столько смысловая, сколько – молитвенная. Этот язык – язык молитвы, и, по-настоящему усваивается и понимается он именно в опыте молитвы. Будете правильно молится на нем, проникнетесь его духом, и многие непонятные словосочетания, сами собой, станут понятны.

Что касается второго вопроса, за богослужением Церковь дает нам лишь отдельные темы для молитвы, но мы можем, и должны молиться Богу и о своем. Поэтому, частная молитва на службах, не совпадающая с их общим ходом, возможна.

На главную страницу Задать свой вопрос священнику

Можно ли читать молитвы на русском языке?

Скажите, пожалуйста, можно ли читать молитвы на русском языке, или всё-таки надо читать на старославянском? Если нельзя на русском, то почему? Библия ведь переведена на русский язык, и мы ее читаем по-русски.

Вы ставите очень серьезный вопрос, ответ на который не так прост, как может показаться на первый взгляд. Для человека, глубоко укорененного в православной традиции, представляется немыслимым, как можно обращаться к Богу на современном русском языке. А для человека, только приходящего к вере, церковнославянский язык непривычен и малопонятен. В храме тексты священного Писания читаются на церковнославянском, а в литературе, в проповедях, в письмах и ответах современникам мы чаще всего используем текст синодального перевода Библии на русский язык. Но мы пользуемся им только для того, чтобы яснее донести мысль до современного человека, хотя и этот перевод довольно архаичен. Попутно замечу, что сейчас ведется работа по изданию старообрядческого перевода на русский язык святого Евангелия.

Надо сказать, что церковнославянский перевод Библии и богослужебных текстов — точнее и ближе к оригиналу, чем синодальный перевод. Специалисты в области языкознания говорят о сложности толкования молитвенных формул и невозможности точно передать богослужебную семантику инструментами современного языка.

Читайте так же:  Молитвы перед иконой всевидящее око Божие

Замечательная статья о нашем богослужебном языке напечатана в предисловии к «Молитвеннику», изданному старообрядческой митрополией Русской Православной старообрядческой Церкви (М., 1988 и др. С. 8-9). Там кратко, но по существу раскрывается значение церковнославянского языка и причины, по которым Церковь не может перейти на современный русский язык. Здесь я только процитирую один абзац.

Многовековой молитвенный опыт Русской Церкви показывает, что церковнославянский язык подходит как нельзя лучше для молитвенного общения с Богом. Ведь беседа с Богом — это не беседа с человеком. Поэтому язык молитвы должен отличаться от языка обычной речи. Церковнославянский язык придает молитвам и славословиям возвышенный стиль, отвлекая душу от суетных земных забот и печалей. В этом отношении язык нашего богослужения является неисчерпаемым сокровищем.

Начните молиться по молитвеннику, и Вы увидите, как органично изливаются слова молитвы из сердца.

Богослужебный и современный русский язык близкородственны. Поэтому я бы советовал вам сделать усилие над собой и постараться освоить церковнославянский. Можно порекомендовать следующий учебник: Плетнёва А.А., Кравецкий А.Г. Церковнославянский язык: Учеб. изд. – 5-е изд., стереотипное. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2013 – 272 c. Также необходимо пользоваться словарем, хотя не так много церковных слов требует перевода. Далее, читая священное Писание, обязательно обращайтесь к святоотеческим толкованиям. Сравнивайте церковнославянский и синодальный переводы. Это позволит вам понять, что перевод отнюдь не дает полного уяснения смысла. Ведь и апостолам Господь «отверз ум к уразумению Писаний» (Лк. 24:45). Очевидно, что такая работа требует определенных усилий и времени, но она щедро вознаграждается. Вы будете глубже понимать Библию и богослужение. «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений», — говорит Господь (6:6).

Могу вам привести пример. В понедельник Святого Духа в храме читаются следующие слова апостола Павла: «…искупу­ю­ще врéмя» (Еф. 5:16). А в синодальном переводе в том же месте читаем: «… дорожа временем». Согласитесь, что это наставление по-церковнославянски звучит намного глубже и сильнее? И вот его толкование.

«Спросила амма Феодора у архиепископа Феофила: какое значение имеет изречение Апостола: «Искупующе время»? Он отвечал: «Это значит, что вся земная жизнь наша подобна производству торговли. Например: когда настанет время, в которое посыплются на тебя поношения, — ты искупи это время смиренномудрием и приобрети для себя пользу (прибыль). Таким образом, все противное и неприязненное нам может обратиться, если захотим, в пользу нам» (Алфавитный Патерик).

Также порекомендую вам ознакомиться с переводами псалмов, сделанными выдающимся русским ученым-филологом, академиком Сергеем Сергеевичем Аверинцевым (1937-2004). См., например: Избранные псалмы / Перевод и комментарии С.С. Аверинцева. – М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2005. – 176 с. Эти переводы замечательны тем, что они позволяют донести до современного человека смысл псалмов, во-первых, русским языком (в котором исключены современные слова, варваризмы и заимствования), а во-вторых, таким русским языком, который передает еще и образность оригинала, позволяет прочувствовать строй псалмической речи.

В заключение надо сказать несколько слов о современном русском языке. Это словосочетание часто употребляется для обозначения расхожего языка, исключающего все, что звучит «архаично». «Употребление такого языка», — пишет С.С. Аверинцев, — «создает иллюзию, будто среда, в которой происходит действие, — современность. … Бог приходит к верующему в реальность сегодняшнего дня; но боюсь, что Он не придет в изоляционистское идеологическое пространство, не желающее знать ничего, кроме себя» (указ. соч. С. 148 и 150).

О разделе

Вопрос священнику — раздел сайта «Русская вера», который пользуется особенной популярностью. Мы получаем новые вопросы православному батюшке практически каждый день и особенно много их поступает от начинающих христиан, которые только слышали о старообрядчестве, а познакомиться с ним ближе не имели возможности.

Мы знаем как это бывает сложно, — переступить порог храма и задать свой вопрос священнику вживую. И конечно, личная беседа и живое слово утешения никогда не заменят электронной переписки. Тем не менее, нам нужен духовный совет.

Мы верим, что все старания наших пастырей будут не напрасны даже в том случае, если хотя бы один из спросивших получит некую духовную пользу!

На каком языке правильно молиться, чтобы Б-г быстрее услышал?

Молитва на иврите имеет много преимуществ перед молитвой на любом другом языке. Но что, если вы не знаете иврита? Можем ли мы молиться на других языках?

Что касается важного отрывка молитвы “Шма Исраэль”, в Талмуде есть спор. Рабби Йегуда полагает, что его следует прочесть в оригинальном иврите, как написано в Торе. Однако большинство мудрецов утверждают, что его можно прочитать на любом языке, который понимает человек. Галаха (еврейский закон – ред.) следует за большинством, и можно прочесть “Шма” на его родном языке — при условии, что молящийся четко и ясно произносит слова.

Однако все согласны с тем, что Амида — главная часть всех ежедневных молитв — может быть прочитана на любом языке.

Итак, теперь мы знаем, что разрешено читать молитвы на нашем родном языке, если мы не умеем читать на иврите. Но можем ли мы молиться на иврите, если не понимаем, о чем речь (например, в транслитерации)?

Понимание того, что вы говорите, важно для акта молитвы. Большой мудрец Маймонид пишет, что молитва без сосредоточения не считается молитвой. В конце концов, молитва — это не просто произнесение слов. Молитва называется «служением сердцу». Вы можете сказать все слова на иврите, но вы не выполнили мицву молитвы, потому что, как ваше сердце может выразиться словами, которые вы не понимаете?

Лучшее решение, очевидно, это начать изучать иврит. Если вы никогда не начнете читать иврит, вы никогда его не выучите. Начните с нескольких строк, которые вы научились понимать, и медленно расширяйте свой словарный запас. Добавляйте благословение за раз. Так вы сможете освоить всю Амиду и многое другое.

Язык молитвы. На каком языке нужно молиться?

Совершенно не важно, на каком языке мы молимся. Мы можем говорить хоть на русском, хоть на китайском, хоть на церковнославянском, хоть на английском языках. Господь все равно нас услышит и прекрасно поймет. Потому что Господь слушает не наши слова, а наше сердце. Оно стучит на общечеловеческом языке.

Итак, для Бога нет разницы, на каком языке мы молимся. А вот для нас – есть. Потому что язык – это ключ, скажем так, к сокровищнице того народа, на чьем языке мы общаемся. Например, если мы знаем русский язык, то мы имеем ключ к духовной сокровищнице русского народа, к его культуре. Если знаем еще и немецкий язык, к примеру, значит, мы имеем доступ к духовной сокровищнице немецкого народа, к его культуре. И так далее.

Читайте так же:  Краткая молитва за ближнего

Русская Православная Церковь традиционно и чаще всего молится на церковнославянском языке. Почему «традиционно и чаще всего»? Потому что внутри самой Русской Православной Церкви есть не только церковнославянский язык. Много народов, населяющих нашу страну Россию, молятся и на своем, родном языке. Например, можно быть на богослужении, которое целиком или частично на чувашском или на мордовском языке, или на татарском, и на многих других языках. Но чаще всего – на церковнославянском.

Что же такое церковнославянский язык?

Во-первых, это язык, специально созданный для молитвы. То есть его не употребляли в быту. При его создании использовался один из диалектов славянского языка, но все-таки это специальный язык для молитвы, для богослужения. И в этом отношении он очень удобен. Во-вторых, создатели церковнославянского языка святые равноапостольные Кирилл и Мефодий максимально приблизили церковнославянский язык к греческому языку. А что такое греческий язык? Нам сейчас может казаться, что Греция – это какая-то маленькая страна, где-то в Средиземноморье. Но на самом деле греческий язык когда-то, на протяжении многих, многих столетий, был языком и международного общения, и языком культуры, целой цивилизации того времени. Александр Македонский объединил огромное количество людей. С тех пор греческий язык на протяжении полутора тысяч лет, а может и больше, стал господствующим языком целой цивилизации. Все духовные сокровища, богатства тех народов, которые были покорены Александром Македонским и потом, в последующем, принадлежавшие греческому миру, все те духовные сокровища были переведены на греческий язык.

Так, например, была переведена на греческий язык Библия. Точнее, не вся Библия, а Ветхий Завет. И все то, что впоследствии среди этих народов возникало, либо сразу же было на греческом языке, либо тут же переводилось на греческий язык.

Например, Новый Завет практически целиком написан на греческом языке. То есть греческий язык – это язык оригинала Нового Завета. Апостол Павел свои послания писал на греческом языке. Таким образом, создавая церковнославянский язык максимально приближенным к греческому языку, святые Кирилл и Мефодий создали условия, когда можно было без особых потерь перевести на церковнославянский язык тот опыт и духовное сокровище всех народов, накопленные за тысячелетия. Они фактически дали возможность славянским народам прикоснуться к опыту цивилизации, который накопился за столетия, даже за тысячелетия. Кроме того, славянские народы сами по себе, как христианские народы, существуют уже больше тысячи лет. За это время они сами внесли очень серьезный вклад в эту культуру, в эту духовную сокровищницу. И через церковнославянский язык мы имеем к этому доступ.

Но сейчас речь идет, конечно, не вообще о культуре, а именно о духовности. О культуре общения с Богом, скажем так, о богослужении. На церковнославянский язык были переведены все богослужебные тексты, переведено Священное Писание, жития святых, творения святых отцов. Все то духовное богатство, которое было накоплено православным миром за столетия, за века. Можно ли это все перевести на русский язык? Конечно, можно. Но это задача сложная. Наверное, по масштабу нужно, чтобы вторые Кирилл и Мефодий пришли к нам. А вообще, речь сейчас не о том.

Постараемся научить Вас молиться именно на церковнославянском языке. И церковнославянский язык мы не будем изучать отдельно, в отрыве от практики. Мы будем брать конкретную молитву или фрагмент этой молитвы, разбирать ее и стараться понять, что туда вложено, что эти слова обозначают, какие мысли там скрываются и какая глубина.

Можно ли молиться своими словами?

У каждого из нас есть молитвослов — сборник молитв, составленных святыми. Но ведь отношения верующего человека с Богом индивидуальны. Так, может быть, лучше молиться Богу своими словами? Корреспонденты «НС» Екатерина СТЕПАНОВА и Алексей РЕУТСКИЙ спрашивали об этом православных священников.

У Льюиса есть классификация людей на две группы — одни говорят: «…да будет воля Твоя», а другим уже Бог говорит: «…да будет твоя воля». И вот здесь — «да будет воля Твоя» и «да будет воля моя» — и пролегает это противопоставление. Когда мы вычеркиваем что-то из молитвы — это своеволие. И получается, что тогда вся молитва теряет смысл. Потому что если мы отказываемся подчиняться Богу и собираемся жить так, как хотим, «по воле своей», то мы и не вправе рассчитывать на Его помощь.

Протоиерей Игорь ИУДИН, клирик Дивеевского Свято-Троицкого подворья г.Нижнего Новгорода: «Когда каешься, не прячься за церковнославянскими словами»
— Своими словами, я думаю, нужно каяться в грехах. Покаяние должно быть ваше личное. И келейно, и на исповеди. Не прятаться за церковнославянскими словами, малопонятными и не очень стыдными, а говорить конкретно, что натворил, и просить у Бога прощения.
Но когда мы молимся своими словами, наша молитва бывает несовершенна. Ведь наше сердце несовершенно, оно не очищено, погрязло в грехах, в плотских страстях и в мирской суете. Сердце-то наше каменное, оно будет тянуть нас вниз, и молитва своими словами получится гордая и тщеславная, а мы это сами можем и упустить, не заметить. А когда мы молимся словами святых отцов, мы отчасти получаем то духовное состояние, в котором они пребывали, когда молились. То есть тянемся к Богу за ними, поднимаемся на их молитве вверх.

Видео (кликните для воспроизведения).

Протоирей Валериан КРЕЧЕТОВ, настоятель Покровского храма в селе Акулове (Одинцовский район Московской области): «Господи, помилуй меня сорок раз! Куда это годится?!»
— Каждый человек может молиться своими словами. Но молитвы из молитвослова составлены святыми, и их молитвы позволяют нам почувствовать и пережить то, что они сами чувствовали и переживали. Сравнивать свои собственные молитвы с молитвами святых все равно, что сравнивать музыку Шопена и мелодию, которую ты сочинил и напеваешь, стихи Пушкина и твои стихи. В то же время, услышит ли тебя Господь, зависит от состояния души самого человека, от его духовного уровня. Где-то я читал, что один человек (самый обычный) молился своими словами буквально до кровавого пота, как Господь в Гефсиманском саду. Такие сильные у него были переживания и вера в Бога. Без сомнения, такую молитву Господь услышал.

Читая молитвослов или Псалтирь, некоторые люди натыкаются на пугающие выражения, которые там содержатся. На самом деле древние тексты имеют под собой этнографическую основу. Например, кого-то шокирует слова «избави меня от кровей» (50-й псалом). Здесь имеется в виду: избави меня от последствий моих грехов. То есть, если что-то непонятно в молитвах, особенно пришедших к нам из древности, нужно посмотреть их толкование, а не исключать их, сокращая свое молитвенное правило. Некоторые люди, правда, шутят: зачем говорить сорок раз «Господи, помилуй» — проще сказать: «Господи, помилуй меня сорок раз». Это проще, короче и ясней. Так нам что, по этому принципу жить, что ли?!

Протоиерей Анатолий ЕФИМЕНКОВ, клирик Успенского кафедрального собора города Смоленска, руководитель отдела по взаимодействию с правоохранительными органами, член Комиссии по помилованию при губернаторе Смоленской области: «Опаздываешь — молись своими словами!»
— Когда бывает много работы, ты рано встаешь и бежишь по делам, не успев открыть молитвослов, — в этих случаях обязательно молитесь Богу своими словами (не пропускать же «с самоукорением» утреннюю молитву вовсе), и Бог вас услышит. Но в то же время человека обязательно учат грамоте по букварю, хотя он умеет разговаривать на своем языке. Более того, мать понимает своего ребенка, даже если тот говорит плохо и малопонятно для остальных. Но учиться говорить грамотно ему все равно необходимо. Так и с молитвой. Человек может всю жизнь говорить с Богом только своими словами, но, если он хочет стремиться в этом к совершенству, ему нужно учиться у святых отцов. Молитвослов — это азбука молитвы.

Читайте так же:  Чистка от порчи молитвами

Игумен Василий ПАСКЬЕ, настоятель храма Иверской иконы Божией Матери города Алатыря Чувашской Республики: «Я не использую своих слов в молитвах»
— Когда мы учим детей говорить, мы используем литературные тексты известных талантливых авторов, классиков. Потом, когда дети вырастают, эти слова, которые они читали, становятся для них родными, ясными, сильными и помогают в формировании мышления и разговора. Так же молитвы, которые находятся в молитвослове или Псалтири, учат человека общаться с Богом.

Не думаю, что есть разница для Бога, когда человек молится своими словами или читает молитвы по молитвослову. Ведь есть безмолвная форма молитвы, молитва без слов, которую практиковали отцы — исихасты. Но для человека есть разница, и большая. Потому что исихасты были воспитаны и пропитаны молитвами, псалмами, священнописанием, словом Божиим. И мы, со всем вниманием читая молитвы по молитвослову, учимся так общаться с Богом. Поэтому харизматы не вправе обвинять православных в формализме. Ведь Иисус Христос в синагоге молился, используя слова из традиционных иудейских богослужений, так же апостолы. Даже в новой форме богослужений, которые дал Господь Иисус Христос своим ученикам (имею в виду Евхаристию), были использованы молитвы из древних еврейских традиций.
Я лично не использую своих слов в молитвах, а читаю молитву Иисусову на своем родном языке, и так же читаю молитвы из богослужений на французском. Но теперь, после 13 лет в России, я привык к церковнославянскому языку, люблю читать молитвы на нем, и, несмотря на то, что не изучал специально, я его понимаю.
Не могу не вспомнить слова преподобного Иоанна Лествичника: «Благоразумное молчание есть матерь молитвы… Любитель молчания приближается к Богу и, тайно с Ним беседуя, просвещается от Него».

Архимандрит АЛЕКСИЙ (Поликарпов), наместник московского Свято-Данилова монастыря: «Я смотрю на Него, а Он смотрит на меня, и нам вдвоем хорошо!»
— Каждый человек вправе молиться своими словами, и тому множество примеров. Мы видим это в церковных семьях, когда маленькие дети, подражая молящимся взрослым, поднимают вверх ручки, крестятся, может быть и неумело, берут какие-то книжки, лепечут какие-то слова. Митрополит Нестор Камчатский в книге «Моя Камчатка» вспоминает, как он молился в детстве: «Господи, спаси меня, папу, маму и мою собачку Ландышку».

Есть яркий пример собственной молитвы, которая была найдена в гимнастерке убитого солдата. Красноармеец Александр Зайцев обращался к Богу перед тяжелым боем и говорил, что может погибнуть в этом бою. И хотя никогда не знал Его, но:
«Не странно ль, что среди ужаснейшего ада
Мне вдруг открылся свет, и я узрел Тебя?
А кроме этого мне нечего сказать.
Еще хочу сказать, что, как Ты знаешь,
Битва будет злая;
Быть может, ночью же к Тебе я постучусь.
И вот, хоть до сих пор я не был Твоим другом,
Позволишь ли Ты мне войти, когда приду?»

Мы знаем, что священники молятся и за своих чад, свою паству у себя дома и в своих кельях. Я знаю такой пример, когда священник вечером, после трудового дня одевает чистую одежду и просто, своими обыденными словами печалуется перед Господом за свою паству, говоря, что у кого-то из них нужда, кто-то болеет, кого-то обидели, «Господи, помоги им».

Молитва может быть и безмолвной. Если мы пришли в такую меру духовной жизни, не обязательно нужны слова. Митрополит Антоний Сурожский приводит в своих проповедях такой пример. Один крестьянин сидел достаточно долго в церкви и молча смотрел на иконы. У него не было четок, губы его не шевелились. Но когда священник спросил его, что он делает, крестьянин ответил: «Я смотрю на Него, а Он смотрит на меня и нам вдвоем хорошо». Вот человек такого состояния достиг.

После смерти отца Иоанна Крестьянкина издана его келейная книжица . В ней есть молитвы, которые старец читал ежедневно, молитвы подвижников веры, молитвы святых. И я думаю, есть там и его собственные молитвы. И его дух, его устремления к Богу тоже через эти молитвы выражаются.

Итак, молитва собственными словами уместна, но давайте посмотрим на это с другой стороны. Предположим, человек молится только собственными словами, какой будет его молитва? Он поблагодарит Бога, попросит прощения, обратится с какими-то своими просьбами. Останется ли у него после этого потребность в молитве или окажется, что его мысли и чувства уже исчерпаны? Может быть, его мысли нечисты и скверны, его духовная жизнь примитивна и неглубока.

Но когда мы обращаемся к Богу молитвами святых, которые пережили высокие состояния, поняли свою греховность и ничтожность перед Богом, поняли Его величие и святость, то, конечно, мы приближаемся по мере своих немощных сил к их состоянию. И тогда слова их молитв становятся для нас близкими, и мы можем молиться, прежде всего в церкви, молитвами этих святых.

Поэтому не нужно противопоставлять молитву своими словами молитве по молитвослову. Наоборот, они дополняют друг друга. Если мы будем внимательно читать, стараясь вникнуть умом и сердцем в смысл этих молитв, то они станут нашими собственными.

Ответы на вопросы

Фото: фотобанк «Лори»

Чтобы Бог ответил на молитву, очень важно молиться правильно. Это не означает фарисейскую правильность и соблюдение всех мелких предписаний: как стоять, перед какой иконой, в какой последовательности читать молитвы, как правильно класть поклоны. Не следует слишком сильно бояться сделать при молитве что-либо не так и тем более из-за этого отказываться от молитвы. Бог видит наше сердце, и случайная ошибка не сделает нас преступниками в Его глазах.

Правильная молитва состоит в правильном расположении духа и чувств.

Молиться с чистым сердцем

Чтобы Бог не поставил нашу молитву во грех, молиться нужно с чистым сердцем и с глубокой верой. Как говорят в православии, с дерзновением, но без дерзости. Дерзновение означает веру во всемогущество Божие и в то, что Он может простить самый страшный грех. Дерзость — это непочтение к Богу, уверенность в Его прощении.

Чтобы молитва не была дерзкой, нужно быть готовым принять волю Божию, в том числе тогда, когда она не совпадает с нашими желаниями. Это называется «отсечь свою волю». Как писал святитель Игнатий Брянчанинов, «если предварительно не очистится человек отсечением воли, то истинного молитвенного действия в нем никогда не откроется». Этого нельзя достичь одномоментно, но к этому нужно стремиться.

Читайте так же:  Молитва православная от вшей и гнид

С какими чувствами молятся Богу

По словам Святых Отцов, во время молитвы не надо искать особых чувств, духовных наслаждений. Зачастую молитва грешного человека, какими являемся мы все, бывает трудной, вызывает скуку и тяжесть. Это не должно пугать и смущать, тем более нельзя бросать молитву из-за этого. Гораздо больше нужно опасаться эмоциональной экзальтации.

По словам святителя Игнатия Брянчанинова, единственные чувства, которые допустимы при молитве, — это чувство своего недостоинства и благоговение перед Богом, иными словами, страх Божий.

С какими словами надо обращаться к Всевышнему

Для того, чтобы было легче молиться и просить Бога о правильных вещах, святые и просто благочестивые люди составили множество молитв. Они освящены авторитетом Церкви, святы сами слова этих молитв.

Святые Отцы сравнивали молитву, составленную святыми, с камертоном, по которому настраивается душа человека во время молитвы. Поэтому молитва уставная более душеполезна, чем молитва своими словами. Однако к ней можно прибавить и свои просьбы.

На каком языке нужно молиться в церкви и дома?

Большинство православных молитв читаются на церковнославянском языке, за исключением некоторых молитв, составленных в XIX веке и написанных по-русски. Существуют православные молитвословы, в которых молитвы даны с русским переводом. Если молиться на церковнославянском языке тяжело, можно читать перевод.

В отличие от домашней молитвы, в храме богослужение всегда совершается на церковнославянском языке. Чтобы лучше понимать богослужение, можно держать перед глазами текст с параллельным переводом на русский.

Как правильно молиться святым

Каждый день во время утренней молитвы верующий обращается к своему святому покровителю — угоднику, в честь которого молящийся был назван при крещении.

В других православных традициях, не русских, при крещении именем святого не называют, а святой покровитель либо выбирается самим человеком, либо является святым покровителем всей семьи. В день празднования памяти «своего» святого можно прочесть основные молитвы ему — тропарь и кондак.

Некоторым святым молятся при особых нуждах. Тогда тропарь и кондак этому святому можно читать в любое время. Если вы постоянно молитесь какому-то святому, желательно иметь в доме его икону. Если вы хотите помолиться какому-нибудь угоднику особо, можно пойти для молитвы в храм, где есть его икона или частица его мощей.

Как нужно начинать и заканчивать молиться

  • Перед тем, как начать молитву, нужно побыть в тишине и мысленно сосредоточиться.
  • Закончив молиться, нужно немного побыть в молитвенной позе и осмыслить совершенную молитву.
  • В начале и конце молитвы нужно осенить себя крестным знамением.

У домашней молитвы, как и у церковной, существует уставное начало и окончание. Они приведены в молитвослове.

Молитвенное правило в православии

Большинству людей трудно определить для себя продолжительность и количество молитвы: некоторые ленятся и молятся мало, а некоторые берут на себя избыточный труд и надрывают силы.

Для того чтобы дать верующему ориентир, существуют молитвенные правила.

Главными и обязательными являются утреннее и вечернее молитвенные правила.

Что такое молитвенное правило

Молитвенное правило (иначе келейное) — это четко установленная последовательность молитв, предназначенных для ежедневного чтения. Молитвенные правила читаются верующим дома вне богослужения, по утрам и вечерам. В эти правила входят основные православные молитвы, а также особые утренние и вечерние молитвы, в которых мы просим Бога простить наши грехи и сохранить нас невредимыми в течение дня и ночи.

Полное молитвенное правило, утреннее и вечернее, содержится в молитвословах. Те, кто не может читать полное молитвенное правило, могут, по благословению священника, читать сокращенное, включающее не все молитвы.

Краткое молитвенное правило преподобного Серафима Саровского

Серафим Саровский дал это правило своим духовным чадам, живущим в миру. Оно охватывает весь день, и его обычно рекомендуют как краткое правило для начинающих. Как учил преподобный Серафим,

  • утром нужно встать перед иконами и прочитать по три раза «Отче наш. », «Богородице Дево, радуйся. » и один раз Символ веры.
  • Днем, до обеда, оставшись в одиночестве, нужно читать тихо Иисусову молитву «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», а если вокруг люди, то в уме повторять «Господи, помилуй».
  • После обеда и до вечера нужно так же повторять «Пресвятая Богородице, спаси мя».
  • Вечером же, перед тем как отойти ко сну, нужно помолиться так же, как и утром.

К утреннему правилу также можно прибавлять Молитву Оптинских старцев на начало дня.

Во время Великого поста к утреннему и вечернему молитвенному правилу добавляется великопостная молитва преподобного Ефрема Сирина.

В праздники или дни памяти великих святых дополнительно к утреннему и вечернему правилу читаются песнопения (тропари, кондаки, стихиры) этого праздника или святого.

Во время подготовки к причастию Святых Христовых Таин после утренних и вечерних молитв читаются также каноны и последование ко Причащению.

По желанию, в дополнение к утренним и вечерним молитвам можно читать акафисты Господу Иисусу Христу, Богородице и святым.

На Светлой седмице (первая неделя после Пасхи) утренние и вечерние молитвы заменяют чтением текста Часов Святой Пасхи.

Как исполнять молитвенное правило

Молитвенное правило совершается перед домашними иконами. Оно читается стоя или на коленях, в случае болезни читать можно сидя.

Многие люди за долгие годы в церкви выучивают утренние и вечерние молитвы наизусть, однако чаще всего приходится молиться по молитвослову.

Перед чтением правила нужно осенить себя крестным знамением. Слова молитв нужно произносить неторопливо, вникая в их смысл. Молитвы, составляющие правило, можно чередовать с личными молитвами, особенно если такая потребность возникла во время чтения правила.

Закончив правило, следует поблагодарить Бога за общение и какое-то время побыть в молитвенном настроении, осмысляя свою молитву.

Православный молитвослов

В православном молитвослове обычно содержатся

  • главные молитвы, используемые в богослужении и вне его
  • утреннее и вечернее молитвенное правило
  • каноны (покаянный, Богородице, Ангелу Хранителю) и последование ко Святому Причащению, молитвы на разные случаи

Также к молитвослову может прилагаться Псалтирь.

Как не отвлекаться во время молитвы

Многие воцерковляющиеся и даже давно воцерковленные люди жалуются, что во время молитвы их ум рассеивается, в голову приходят посторонние мысли, вспоминаются старые обиды, в голову приходят богохульства и непристойные слова. Или, наоборот, вместо молитвы возникает желание предаться богословским размышлениям.

Это всё искушения, неизбежные для человека, который пока не достиг святости. Бог попускает этому происходить, чтобы испытать в человеке веру и укрепить решимость противостоять искушениям.

Видео (кликните для воспроизведения).

Единственное средство против них — сопротивляться, не поддаваться им и продолжать молитву, даже если молиться тяжело и хочется ее прервать.

На каком лучше языке читать молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here