Молитвы зачем нужны

Молитвенное правило: Молитвы зачем нужны | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Зачем нужен молитвослов?

Необходимый признак жизни — дыхание; необходимый признак духовной жизни — молитва. Христианин начинает каждый свой день с молитвы, молитвой его завершает, молится перед едой, перед началом всякого дела, в общем, постоянно, как дышит. Обрести это дыхание и поддерживать его — важнейшая часть нашей жизни.

Одной из самых читаемых книг для православного христианина является молитвослов — сборник молитв, составленных святыми людьми, которые мы каждый день приносим Богу. Иногда людям не очень понятно, как можно молиться чужими словами, да еще по книжке — разве молитва это не воззвание из глубины сердца? Если Бог — это наш небесный Отец, то как можно говорить с Отцом по книжке? Вы же не разговариваете с близкими людьми готовыми словами?

За этими недоумениями стоит определенное верное переживание. Действительно, с одной стороны молитва — спонтанное, естественное обращение к небесному Отцу; как говорит Апостол, «Потому что вы не приняли духа рабства, [чтобы] опять [жить] в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Рим.8:15)». Нет ничего неправильного в том, чтобы обращаться к Богу своими словами, спонтанно, естественно, как Вы бы обращались к кому-то очень близкому и родному — потому что во Христе Бог и пожелал стать нам близким и родным. Молитва — это всегда личное обращение, а не набор заклинаний.

Но у молитвы есть и другая, не менее необходимая сторона. Молитва — постоянный труд и усилие, требующее неослабевающей дисциплины. Как говорит Апостол, «Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением» (Кол.4:2) Сам Господь Иисус в молитве использовал стандартный молитвенник той эпохи — Псалтырь. Даже на Кресте Он обращается к Отцу со словами Псалма: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего» (Пс.21:2). Святой Апостол Павел наставляет христиан молиться, «назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф.5:19)

Молитва «своими словами» естественно вырастает из молитвы словами записанными, и является ее продолжением. Мы не можем обойтись без молитвослова — по нескольким важным причинам.

Во-первых, наша «спонтанная» и «естественная» молитвенная жизнь неизбежно будет угасать. Мы всегда найдем причину, чтобы не молиться — мы слишком спешим, слишком устали, слишком заняты, да, и по правде сказать, нам слишком лень. Удивительно, но такое, кажется, не трудоемкое дело, как молитва, оказывается неподъемным, как только мы за него беремся. Почему? Вернемся к аналогии с дыханием — когда мы здоровы, мы дышим естественно и не думаем об этом. Когда мы больны — дыхание может даваться с трудом, и требовать усилий. А в духовном отношении мы все нездоровы и нуждаемся в исцелении — так что ожидать, что наша молитвенная жизнь наладится сама собою, нет оснований.

Поэтому молитва должна быть (как минимум) правилом — несколько минут утром и несколько минут вечером должны выделяться на общение с Богом. Независимо ни от чего — и говорить тут про «нехватку времени» просто нелепо. Как говорит в одном из своих интервью святейший Патриарх Кирилл, «молитва, это не хобби, на которое может хватать или не хватать времени». В самом деле, мы не должны молиться в другое, оставшееся от более важных дел время. Мы должны делать другие дела во время, оставшееся от молитвы. Если мы верим в Бога, то крайне нелепо было бы считать что-то другое более важным, чем общение с Ним. Ситуация, когда Творец и Владыка мироздания готов нас выслушать, но у нас находятся более важные дела, поразительна по своей нелепости — но мы ставим себя в нее снова и снова.

Мы чувствуем себя измотанными и забегавшимися, усталыми и раздраженными, и поэтому не молимся — но мы такие измотанные и раздраженные именно потому, что не начинаем наш день с молитвы. Мы должны — как это советуют все учителя молитвы — отложить все, выгородить в своем расписании священное, неприкосновенное время, в которое мы не смеем заниматься ничем своим, а только предстоим перед Богом и взываем к Нему. И пусть земля какое-то время повращается без нас — с ней ничего не случится за эти десять минут.

И тут нам понадобится молитвослов — потому что нам бывает трудно найти слова, мы можем быть слишком сонными, или усталыми, или раздраженными для того, чтобы самим подбирать слова, и нам на помощь приходят святые с их словами.

Во-вторых — молитва не есть дело одиночек, даже если человек молится один в глубине пустыни. Молитва всегда вводит нас в общение с Церковью и она всегда есть дело Церкви. Молясь, мы присоединяемся к общему току молитв, восходящих от земли к небу; к тем, кто молится сейчас, к тем, кто молился до этого, в прошедшие века, и к тем, кто еще будет молиться. И молитвы, написанные нашими отцами и старшими братьями в вере — святыми, вводят нас в этот струящийся через века поток. Вера Христова не есть вера отдельно стоящих гордых одиночек, но вера народа Божия, и молясь по молитвослову, мы учимся нашей общей вере, как когда-то учились писать по прописям.

Утреннее и вечернее молитвенное правило в обычном молитвослове довольно длинное — и читать его полностью для человека, только входящего в христианскую жизнь может показаться трудным. Тогда его можно сократить — но очень важно, чтобы мы молились постоянно и упорно, не пропуская ни одного утра и ни одного вечера.

Мы не можем выжить без молитвы — как не можем выжить без дыхания.

Сила молитвы: зачем нужна молитва, безопасно ли молиться о других

Какую перемену совершает молитва в человеке, объясняет архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ.

– Зачем нужна молитва? Можно ли молиться о других людях?

– Для того чтобы жило наше тело, нам необходимо питание, а чтобы жила наша душа, – молитва. Не случайно многие святые отцы говорят, что мир стоит молитвою. В современном обществе, которое относительно недавно освободилось из плена государственного атеизма, большинство людей, слава Богу, ощущает потребность в молитве. Если не все молитвенное правило, то, по крайней мере, молитву «Отче наш» многие знают наизусть и каждый день стараются читать.

Читайте так же:  Молитва иконе умиление Серафимо дивеевская

– Достаточно ли этого?

– Молитве «Отче наш» научил Своих учеников и последователей Сам Господь. Ее текст приводится в Святом Евангелии. По сути, в немногих словах этой молитвы излагается все, что необходимо для нашего спасения. Но со временем возникло и множество других молитв, которые ныне печатаются в молитвословах и составляют утреннее и вечернее молитвенное правило.

– Зачем нужны эти дополнительные молитвы? Не лучше ли современному человеку, перегруженному тысячами дел, довольствоваться в своей жизни одной молитвой «Отче наш»?

– Возможно, что в раннехристианских общинах, где люди испытывали великое вдохновение от недавно пережитых евангельских событий, достаточно было чтения одной молитвы «Отче наш». По мере оскудения этого первого энтузиазма веры, когда в Церковь стало приходить много людей, не могущих сразу отказаться от своих прежних вредных привычек и страстей, появилась потребность в усилении молитвы. Оскудение веры уже наблюдал святой апостол Павел. О плачевном духовном состоянии некоторых римлян, коринфян, критян, греков он пишет в своих Посланиях. Поэтому апостол заповедовал всем непрестанно молиться.

– Разве это возможно? Ведь мы с большим трудом вычитываем даже короткое молитвенное правило, которое занимает у нас по времени, утром и вечером, не больше получаса, а у кого-то и меньше.

– Как свидетельствует опыт не только многих подвижников благочестия, но и простых верующих людей, это не только возможно, а и необходимо.

– Почему?

– Дело в том, что, согласно учению апостола Павла, человек трехсоставен. Он состоит из духа, который роднит его с Богом, души, дающей жизнь телу, и собственно тела, при помощи которого мы двигаемся и можем что-то делать. При творении человека Господь установил между этими частями строгую иерархию. Тело должно подчиняться душе, а душа – духу. Когда же человек забывает о Боге (что произошло и до сих пор происходит в результате грехопадения), то его дух начинает жить потребностями души, а душа – потребностями тела.

– Как это проявляется? Ведь большинство людей с виду такие добрые, воспитанные, порядочные, толерантные, многие имеют не одно, а несколько высших образований. Чего им еще не хватает?

– По мысли святителя Феофана Затворника, в результате грехопадения душа ниспала в плоть и человек стал плотским, самолюбивым, гордым, завистливым, похотливым. Телу для удовлетворения его потребности в пище и питии, продолжения рода нужно немного, но когда душа, которая постоянно в движении (приснодвижимая), ниспадает в плоть, то потребности тела возрастают до бесконечности. Человек может много есть и пить, даже из-за этого испытывать проблемы со здоровьем, а ему все мало и мало. Он не может вовремя остановиться. Также похоть плоти в нем может разжигаться не только для продолжения рода, а до безумия, когда человек перестает довольствоваться своей женой, но заводит себе еще любовниц. А ныне общество уже настолько низко нравственно опустилось, что даже противоестественные грехи хочет выдать за норму. И в целом можно наблюдать, что человек всю жизнь под давлением разных забот крутится как белка в колесе, но в результате остается с пустотой, которую никакие земные утешения не могут заполнить.

– Чтобы хоть немного остепениться, обрести подлинный смысл жизни, – для этого и нужна молитва?

– Да, молитва как раз помогает восстановить нарушенную грехом иерархию между духом, душой и телом. Возглас священника во время Божественной Литургии: «Горе имеем сердца» – все время напоминает нам об этом. То есть при помощи молитвы мы должны свою душу, средоточием которой является сердце, вознести вверх и соединиться с Богом. Если это происходит, тогда резко снижаются запросы тела. Человеку становится легко соблюдать пост, довольствоваться в пище малым. Монахи даже полностью отказываются от брачной жизни.

– Но человеку бывает очень непросто самому настроиться на молитву. Что делать?

– Чтобы было легче отвлечься от житейской суеты и настроиться на молитву, существует молитва соборная, в храме за богослужением. Любое самое сложное дело становится легким, когда мы чувствуем поддержку других людей. Так и в молитве, когда весь храм молится, тогда самый суетливый и неспокойный человек тоже успокаивается и настраивается на молитву.

– Если чувствуешь, что твоя молитва еще слишком слабая, надо ли просить близких молиться о тебе в трудную минуту?

– Обязательно. Мы становимся Церковью в подлинном смысле этого слова лишь тогда, когда молимся друг о друге. Когда же каждый думает только о себе, то даже при том, что такой человек ходит в храм, сомнительно, что он является членом Церкви Христовой. На Закарпатье заведено поминать вслух во время сугубой ектении всех стоящих в храме, а также их родственников, ближних и дальних. И хотя из-за этого продолжительность службы увеличивается почти на полчаса, люди этим не тяготятся, а наоборот, радуются, потому что чувствуют себя не одинокими, а членами великой Соборной Церкви.

– Существует такое расхожее в некоторых киевских приходах поверие, что опасно молиться о других, ибо таким образом ты можешь взять на себя грехи тех людей. Это правда?

– Ни в коем случае. Церковь молится о всех. В первую очередь о тех, кто к ней принадлежит, а затем о мире всего мира. Нельзя лишь подавать записки на проскомидию с именами тех людей, которые не принадлежат Церкви. Но в домашних условиях или когда мы стоим на молитве в храме, то можем вспоминать всех людей, которых мы знаем, и верующих и неверующих, и православных и неправославных, и праведников и великих грешников. Если мы о далеких от Церкви людях не помолимся, чтобы Господь их просветил, наставил и помиловал, то кто о них помолится?

– Однако некоторые люди жалуются, что когда они начинают молиться о других, например, о своих пьяницах-соседях или безбожных начальниках, то у них возникают всякие личные проблемы. Как быть в такой ситуации?

– Да, лукавому духу очень не нравится, когда мы молимся о себе и о других людях, он старается нас всячески отвлекать от молитвы, а иногда даже запугивать (знаю, что по этой причине некоторые перестали ходить в храм или ушли в раскол); но ни в коем случае не надо обращать внимания на его немощные дерзости, нельзя при этом малодушествовать и трусить, ибо тогда сатана может полностью взять над нами власть. Надо, наоборот, усилить молитву о себе и о других людях.

Зачем нужна ежедневная молитва и как творить ее правильно?

Окошко к Богу

Все начинается с молитвы

— Что такое молитва, в чем ее роль для человека и в церковном обиходе?
Читайте так же:  Молитва 27 августа

— Молитва — это неотъемлемая часть любой религиозной культуры. Но к этому можно подойти с разных сторон. Мне больше всего нравится определение архимандрита Эмилиана, игумена монастыря Симонопетра на Афоне. В одной из проповедей он говорит, что молитва— это вытягивание ума к Богу, а через это и вытягивание всего человека. Это такое делание, целью которого является переустройство внутреннего мира человека. Эмилиан сравнивает молитву с пращой. В молитве человеческий ум натягивается и выстреливает прямо к Богу. И в этом выстреле человек становится другим. Происходят глубокие изменения в отношении человеческого «я» к миру, к самому себе, к Богу. Это наиболее сильный инструмент переориентирования человека.

— Что значит переориентирование?

— В обычном состоянии мы заняты собою, своими проблемами и переживаниями. Когда человек начинает молиться, неизбежно появляется объект молитвы, которым он сам не является. И это уже очень много. Это выводит человека за пределы его огромного «я», которое заполнило собой все мироздание. В этот момент человек подсознательно понимает, что Бог — это не я, а некто, объективно сущий вне моего сознания. Это что-то такое, что я не могу положить в карман и сказать, что это моя собственность. С настоящей молитвы к Богу начинается разворачивание человеческой личности в ее нормальное состояние из состояния эгоистического магнетизма, когда все, что человек ни делает, неизбежно возвращается к нему самому. Именно поэтому молиться всегда трудно. Даже святые до конца своих дней принуждали себя к молитве. Для многих кажется странным призыв Церкви трудиться в молитве, но это неизбежно. Точно так же, как спортсмен должен заставлять себя трудиться во время тренировок, иначе какой он спортсмен, христианин прилагает труд к тому, чтобы себя вкручивать штопором в молитву, даже когда не хочется. И это совершенно нормально. Если этого нет, всего остального тоже не будет.

— Нужно ли принуждать себя к молитве?

— Конечно. Молитва — это то, что вызывает естественный бунт падшего человеческого естества, потому что нечто претендует на разрушение абсолютной диктатуры самодостаточности человека.

Какие бывают молитвы

Материал по теме

Молитва и инфляция

Так что же делать, когда рационального способа выйти из кризисной ситуации ты не видишь, а надежды на чудо очень мало? Молиться — отвечают христиане. Но разве это не повторение логики тех же сектантов, когда ты ждешь мистической помощи?

Это совершенно особенная практика, обязательно требующая общения с опытным духовником. Представьте, что в пространстве вашего внутреннего мира идет некий постоянный процесс, который становится доминантой внутренней жизни. Это можно сравнить с окошком, которое человек старается держать открытым. Молитва — это окошко из нашей самодостаточности, из этой душной комнатки. Если держать окно открытым, туда проходит свежий воздух Божественной силы и есть чем дышать.

— Есть ли другие разновидности молитвы?

— Видов молитвы, конечно, множество. Есть такое понятие — предстояние человека перед Богом, когда ум настолько увлечен Богом, настолько влюблен в Божественное, что все остальное ему как-то мало интересно. И даже когда человек занимается совершенно другими вещами, основной фокус его внимания все равно остается в глубине этого предстояния. Это хорошо понимают люди, которые были сильно влюблены. Сам факт, что ты любишь, уже является мощным источником вдохновения. И чем бы человек ни занимался, он все равно согревает свой внутренний мир этим огонечком. То же самое касается непрестанной молитвы. Цель всякой молитвы — это именно согревание сердца. Не получение экстатического удовольствия путем изменения сознания, а радость от того, что ты живешь правильно и праведно.

У отцов встречается часто такое понятие, как сведение ума в сердце. Это особое состояние, когда при постоянном произнесении молитвы вовлекается человеческое сердце как вместилище личности, некая сердцевина нашей жизни. Когда это происходит, человек настраивается на волну богообщения, его состояние допускает глубинное и непосредственное общение с Богом.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Иисусова молитва — это монашеский опыт, простому мирянину недоступный?

— Ничего подобного. Я знаю многих прихожан, которые Иисусову молитву практикуют. Этому ничто не препятствует. Сидит человек в офисе, занимается работой, не требующей предельного напряжения сил, и тихо про себя творит Иисусову молитву. С. И. Фудель в своей замечательной книге «У стен Церкви» описывает некоего швейцара, который уже в советское время работал в гостинице, стоял в дверях, носил чемоданы, и при этом у него был дар непрестанной молитвы.

Как молиться правильно

— Здесь все очень индивидуально. Очевидно одно — режим должен быть. Человек, который ждет, что настанет время, когда он освободится от житейских попечений, и благословенная харизма непрестанной молитвы посетит его, — такой человек никогда не будет молиться. Поэтому есть определенное правило утренних и вечерних молитв, молитвы, связанной с богослужением. Самое главное, к чему должен приучиться человек, — это к еженедельному посещению храма во время Божественной литургии. Самая правильная молитва — молитва благодарения, созидания Церкви как общности людей вокруг Христа. Это самое тяжелое. Множество людей готовы молиться дома, но вот регулярно ходить в храм — это тяжело. Всех прихожан можно четко разделить на две категории: те, кто еженедельно ходят в храм, и те, кто ходят в храм, когда душа лежит. Это две совершенно разные категории людей по пониманию веры. Когда человек приходит в храм, он поверяет правильность своего внутреннего состояния тем духом, которым живет Церковь. Он как бы опускает себя, как огурец, в рассол и вылезает оттуда малосольным огурчиком с определенным вкусом и запахом. А так он может в холодильнике лежать долго и даже не протухнуть, но в нем не будет этого аромата, этого вкуса. Это первое и самое основное.

Второе — я сторонник, чтобы молитвенное правило у каждого человека было индивидуальное, с учетом обстоятельств его жизни. Одно дело, когда человек нигде не работает. Другое дело, когда человек занят на производстве. Третье — многодетная мать, у которой семеро по лавкам. Четвертое — человек творческой профессии, который делает что хочет и когда хочет. Эти обстоятельства должны обсуждаться с духовником, который и определяет объем молитвенного правила.

Молитвенное правило — это ежедневные гаммы, которые, если не играются, то пальцы атрофируются, и на занятии ты ничего не сыграешь — не говоря уже про концерт.

— А в чем состоят правила?

Читайте так же:  Молитва о здоровье к Николаю Чудотворцу

— Во-первых, молитва совершается перед святым образом, перед иконой. Правильно, когда этот образ близок человеку, вызывает определенные переживания. Это своего рода ключ к разговору с Богом. Плохо, когда человеку приходится заставлять себя смотреть на образ, потому что он ему чужой. Образ не должен быть чужим. В отличие от католической мистической духовной практики православие настаивает на отсутствии какого бы то ни было фантазирования во время молитвы. Молитва с закрытыми глазами не приветствуется. Ум не терпит пустоты. Мы вперяем свой взгляд в образ иконы, и это есть то пространство, перед которым мы молимся. Мысль не должна гулять. Надо сфокусировать сознание перед этим образом.

Следующее правило — предельное сосредоточение на словах молитвы. Ум должен уходить от любых воспоминаний, размышлений. Он должен, как схиархимандрит Эмилиан пишет, вытягиваться к Богу в молитве с тем, чтобы только слова молитвы структурировали человеческую душу по направлению к Богу.

Кроме того, желательно и правильно молитву творить вслух. Когда молитва творится вслух, она задействует не только наши речевые рецепторы, но и слух. От такой молитвы сложнее отвлечься, чем когда вы ее творите про себя. Умная молитва творится про себя, но о ней можно говорить, когда у человека есть уже определенный навык и он может продолжительное время быть собранным и никуда глазами не убегать.

В чем польза молитвы

— Молитва — это событие, не приносящее очевидной пользы. Результат молитвы если и будет, то не скоро, и поначалу кажется, что он не очевиден. Если называть все своими именами, для многих молитва кажется бесполезной тратой времени. Логика здесь понятная: неужели Бог Сам не знает, что мне надо, зачем Богу надоедать просьбами? Что я ему скажу? Господи, давай-ка, решай мои проблемы? И вот здесь мы подходим к очень важной вещи — значимости нашего участия в духовной жизни. Делая что-то, мы сами делаемся. Молитва выступает не просто как некая техника выпрашивания благ. Молитва— это соработничество. Когда Господь говорит «просите и дано будет вам», Он это говорит не потому, что просто так дано не будет. У преподобного Исаака Сирина есть интересные слова о том, что сын у отца своего уже не просит хлеба, но домогается большего и лучшего в доме своего Отца. В Евангелии сказано: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться… Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф 6:25–33). Эта установка показывает, что, даже когда мы что-то просим у Бога, мы не ставим себя в положение просителей у некоего вредного господина. Все с точностью до наоборот.

Бог хочет, чтобы мы научились молиться, потому что в молитве мы становимся соработниками, мы включаемся в процесс сотворчества. Нам дается право своим произволением участвовать в решении Божественных судеб мира.

Нам дается право быть Его консультантами, советниками, кем угодно.

— Все в руках Божьих, но, если ты просишь, что-то меняется?

— И молитва тоже оказывается вариантом свободы выбора?

— Да. И как показывает огромное количество чудес, молитва имеет силу. Она работает.

— Вы можете привести пример?

— У меня очень много подобных примеров. Ну вот свежий случай. Мой друг Алексей как-то звонит и говорит: у нас беда, жена беременна вторым ребенком, и при обследовании на УЗИ выяснилось, что у ребенка некий дефект позвоночника. Врачи говорят, что надо делать аборт, ребенок гарантированно родится инвалидом, ни ходить, ни сидеть не сможет. А срок уже большой, шесть или семь месяцев. Во всем мире есть одна единственная клиника в Швейцарии, где делают операции внутриутробно, и там готовы рискнуть ее оперировать. Это, естественно, требует огромных денег. А время-то идет. Есть всего 2 недели, в течение которых операция должна быть проведена. То есть моему другу надо найти 3-4 миллиона рублей в течение недели. Это нереально! Он обычный научный сотрудник Института востоковедения. Я посоветовал ему обратиться в благотворительный фонд «Предание». И вот, представьте себе — за неделю была собрана сумма в полтора раза больше, нежели требовалось. И, конечно, все молились. Он не верил, что это возможно. Но они с женой поступили очень правильно: делай все, что можешь, а остальное предай в руки Бога. В итоге операция была проведена, ребенок родился совершенно здоровый. Я его крестил неделю тому назад.

— Нет ли тут соблазна вступить с Богом в товарно-денежные отношения? В 1990-е годы в моем родном городе появились адвентисты, которые очень многих собрали под свои знамена простым тезисом: молись, не пей, не кури — и будет тебе двухкомнатная квартира. Они были так убедительны!

— Ну, не всем досталась квартира. Но народ все равно просил.

— Да, соблазн. У меня личное отвращение к такому подходу. В этом есть некий механицизм — если я сделаю то-то и то-то, то Бог неизбежно сделает то-то и то-то. Но в этом отсутствует самое главное — любовь, возможность любви. Если Бог — это такой закон, при соблюдении которого ты с неизбежностью самого закона получишь какой-то результат, — это далеко от христианства. В христианстве акцент делается на то, что между человеком и Богом должны быть личные отношения. Эти отношения предполагают веру как область бесконечных рисков, способность ввериться тому, ответ от которого ты можешь получить не такой, как ты ожидаешь.

— Но Вы говорите о чудесах? Значит, адвентисты правы?

— Говорят, вот зуб болит, надо помолиться такому-то святому. В этом есть смысл?

— Смысл, конечно, в этом есть, но гораздо меньший, нежели традиционно считается. Все-таки святые для нас — это не альтернативные божества, более доступные, чем огромный, недоступный Бог, как это происходит в язычестве. Нет, святые — это скорее спутники, близкие по времени и обстоятельствам люди, но никоим образом не подмена Бога. К ним человеку проще обращаться, нежели молиться Христу. Но это неправильно, потому что вся жизнь Церкви вращается вокруг Христа. У нас нет никакой альтернативной святости, кроме Бога. И даже обращаясь к святому, мы все равно обращаемся к Богу, чтобы через этого святого нам была оказана помощь. И вот тут мы возвращаемся к теме соработничества. Церковь верит, что Бог дает святым некую благодать, право выступать ходатаями перед Ним в тех или иных нуждах. Это опять-таки не альтернатива, а соработничество.

Читайте так же:  Тибетская молитва на воду

— Чем христианская православная молитва отличается от других духовных прак­тик, медитации, например?

— Тем, что средоточие христианской молитвы — это Бог. Не наши переживания, не просветление сознания, а именно Бог. Идея преображения человеческого существа в формате молитвы является первичной. Я, конечно, не специалист в глубинах буддийских, но из знакомства с техниками йоги я понял, что все равно речь идет о концентрации человека вокруг его личности. Нет там этого перехода личности в вечность. Задача молитвы какая? Чтобы в человеке восторжествовал Христос. В молитве мы вступаем в глубинный резонанс с волей Божией. Это радость от того, что тебя ведут, что ты согласен с тем, Кто ведет, ты сам за Ним идешь, куда бы Он ни пошел.

На заставке фрагмент фото Giuseppe Milo

Зачем молиться, если на все Воля Божия

Письмо читателя:

Здравствуйте, увидел в Интернете цитату Сёрена Кьеркегора: «Молитва не может изменить волю Бога, но может изменить молящегося». Как эта фраза соотносится с церковным взглядом? Мысль очень красивая, конечно, но что это получается — чуда по молитве совершиться не может? И вообще в жизни тогда нет места чуду — сплошное предопределение? К тому же ведь люди меняются постоянно — и в хорошую сторону, и в плохую, но это же не всегда результат молитвы…

Соединение установлено

На вопрос читателя отвечает психолог Александр Ткаченко

Что такое молитва — инструмент для изменения воли Божьей или же попытка угадать эту волю, совместить с ней свои желания и просьбы? Если Бога можно упросить о перемене Его воли, возникает неразрешимое противоречие: воля Бога — плод Его премудрости, которая всегда совершенна, а совершенство не подвержено изменениям. Если же воля Бога неизменна, тогда получается, что молитва к Нему о чем-либо конкретном — дело заведомо бессмысленное, и можно лишь надеяться, что твоя просьба по счастливой случайности совпадет с Его волей о тебе. Звучит это, прямо скажем, не очень обнадеживающе. Но не будем торопиться с выводами.

Истина, как правило, оказывается шире наших представлений о ней.

“Желающего судьба ведет, нежелающего — тащит”, как полагали римские философы-стоики. Отношения человека и Бога в их представлении были похожи на дорогу с односторонним движением, где один только Бог действует, а человек лишь пассивно воспринимает результаты этого действия. Любые попытки сопротивления предначертанной свыше судьбе приводят человека к неоправданным потерям сил и бессмысленным страданиям. В принципе, конечно, у каждого есть возможность отважно выехать на квадроцикле навстречу бульдозеру и посоревноваться — кто кого столкнет с дороги. Но исход такого мероприятия заведомо известен и оптимизма не внушает. В такой картине мира молитва действительно ничего не может изменить.

Однако в христианском понимании этих отношений у человека всегда есть своя «встречная полоса», по которой он может двигаться либо к Богу, либо от Бога. И чудо по молитве может произойти именно там, где человек меняет направление своего движения, духовно возвращаясь к своему Создателю.

Есть известный анекдот о бедном человеке, который слезно молил Бога о выигрыше в лотерею, но при этом даже не удосужился купить лотерейный билет. Вопрос о соотношении человеческой молитвы и воли Божьей можно рассматривать примерно в этой же плоскости. Чтобы получить просимое, человеку кроме самой молитвы нужно выполнить еще и определенные условия, при которых эта молитва может быть исполнена. «Лотерейным билетом», который в данном случае необходимо купить, по слову апостола Иакова, становится изменение своего сердца, принятие заповедей Евангелия как главного закона своей жизни: Просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений (Иак 4:3). Бог не скуп, не жаден и ничем не ограничен в возможностях. Он всегда желает добра человеку и в любой момент готов дать каждому из нас все мыслимые и немыслимые блага, какие только существуют на свете. Но вот воспринять эти блага без вреда для себя и окружающих готов далеко не каждый.

Фото Любавы Марковой

Бойтесь своих желаний

В песне Окуджавы «Молитва Франсуа Вийона» звучит весьма радикальное пожелание:

Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет,
Господи, дай же Ты каждому, чего у него нет.

Но что происходило бы в мире, если бы Господь по просьбе поэта все-таки дал бы, например, всем, «…рвущимся к власти навластвоваться всласть»? Какой страшной ценой пришлось бы оплачивать эту их «любовь к сладкому» остальным людям, в одночасье вдруг оказавшимся под началом у тех, кто воспринимает власть как источник собственного удовольствия? Да тут впору просить Бога как раз об обратном — чтобы властолюбцы, рвущиеся к власти, никогда не получили к ней доступа. То же самое можно сказать и о богатстве, и о славе, и еще о многих и многих благах, которые вместо радости могут принести стремящимся к ним людям величайшие бедствия.

В своем нынешнем состоянии отпадения от Бога человек может желать даже того, что прямо грозит ему гибелью. По логике «Молитвы Франсуа Вийона» Богу следовало бы в придачу к власти для властолюбцев также выдать всем похмельным алкоголикам талоны на бесплатное пиво по утрам, наркоманам — гарантированную ежедневную дозу, а страдающим гипертонией и холециститом любителям жирного мяса — по двойной порции свиных отбивных на завтрак, обед и ужин.

В этом смысле волю Бога, конечно, изменить молитвой невозможно. Зато человек может изменить себя, направив свою волю от вреда к собственному благу. И одним из важнейших инструментов такой перемены является молитва.

Фото Юрия Макарова

Кьеркегор и Брянчанинов

Утверждение Сёрена Кьеркегора «Молитва не может изменить волю Бога, но может изменить молящегося» может показаться чересчур категоричным. Однако наш русский подвижник святитель Игнатий (Брянчанинов) высказывается об этом же куда более эмоционально: «Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся; Он, Премилосердный, и на не просящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу».

Святитель как бы уточняет мысль, высказанную Кьеркегором: молитва может изменить человека вполне определенным образом — приблизить его к Богу и тем самым сделать способным к восприятию тех благ, которые Бог изливает на каждого из нас без всяких просьб с нашей стороны.

Беды человеческие, горе, страдание — все это вошло в жизнь человека через отпадение от Бога, и лишь через возвращение к Нему страдающий человек может найти утешение и покой своему сердцу. Поэтому основной мотив христианской молитвы не «…подай нам, Господи», а «…приди и будь с нами». К слову сказать, даже с чисто прагматической стороны это куда более разумный подход: ведь если с тобой Податель всевозможных благ, значит, и без самих этих благ ты никак не останешься. Вопрос лишь в акцентах: что для тебя важнее и дороже — блага или их Податель? Иногда таким благом может оказаться даже собственная жизнь. Но суть выбора от этого не меняется.

Читайте так же:  Молитва при блуде жены

Апостолы, путешествуя в шторм по бушующему озеру, испугались и стали будить уснувшего на корме Иисуса. И по их просьбе Он совершает чудо — велит ветрам утихнуть (причем в греческом оригинале стоит более жесткий вариант, нечто вроде нашего — «заткнись»). Но при этом укоризненно обращается и к ученикам: «Где ваша вера?» Имея на корме Повелителя бурь, апостолы все же предпочли просить его о чуде.

То, что Творец мира находится вместе с ними в одной лодке, представлялось им недостаточным для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. И апостолы получили просимое. Чудо по их молитве оказалось возможным и навсегда вошло в историю человечества как свидетельство того, что Бог слышит наши просьбы. Но вместе с этим чудом в историю также вошел и Божественный упрек в адрес просивших учеников. Нечто подобное происходит и со всеми нами, когда во время всевозможных житейских бурь мы обращаемся к Господу с просьбой о помощи. Нам кажется, что Бог забыл о нас и не видит происходящего, что события вышли из-под Его контроля и вот-вот захлестнут хрупкую лодку нашей жизни. Но Бог всегда сопровождает нас Своим невидимым участием в нашей судьбе.

Молитва лишь помогает нам вспомнить об этой Божественной заботе, но отнюдь не «будит уснувшего Бога». И те из христиан, кто опытным путем в этом убедился, вкладывали в свои молитвы совсем иные смыслы, нежели прошение о каких-либо чудесных изменениях окружающей их действительности, сколь бы угрожающей она ни была.

Ярким примером такого — поистине детского — доверия к Богу является молитва святителя Филарета Московского: «Господи, не знаю, чего мне просить у Тебя! Ты Един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить Тебя. Отче, даждь рабу Твоему, чего сам я просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверсто; Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе, предаюсь Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнять волю Твою; научи меня молиться. Сам во мне молись! Аминь».

Фото Александра Бобрецова

Сделайте глубокий вдох

Во все времена Бог остается основой нашего бытия, той силой, которая призвала нас к жизни и поддерживает в нас эту жизнь. Он подает нам все блага мира без каких-либо условий, не требуя от нас ничего взамен. И лишь одно благо Он, всесильный, не может дать нам без нашего согласия — Себя Самого. Только это благо — быть с Богом в этой жизни и в вечности — человек должен взять осознанным усилием, отвечая любовью на любовь, жертвой на жертву. Таким ответом на Божью любовь и является для христиан молитва. В этом соединении человеческого духа с Духом Божьим и заключается главный смысл любой молитвы, вне зависимости от ее содержания.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Молитва, как беседа с Богом, сама собою — высокое благо, часто гораздо большее того, которого просит человек, — и милосердый Бог, не исполняя прошения, оставляет просителя при его молитве, чтоб он не потерял ее, не оставил это высшее благо, когда получит просимое благо, гораздо меньшее».

Воля Бога о человеке всегда остается неизменной — благо человека, его спасение, дарование ему жизни вечной. Странно было бы предполагать, будто Бог может в какие-то моменты нашего бытия желать нам всего этого в меньшей степени, чем в другие. И горевать о том, что человек неспособен изменить эту благую Божию волю своими молитвами, вряд ли имеет смысл.

Однако человек в духовном смысле не является какой-то раз и навсегда застывшей статичной системой. Он все время меняется, то приближаясь к замыслу Божьему о нем, то удаляясь. Сообразно его текущему духовному состоянию Бог являет ему Свою волю в таких формах, которые именно в данный момент для человека наиболее способствуют его спасению. Так, волевое действие врача всегда направлено на исцеление больного. Но, в зависимости от ситуации, одним пациентам он назначает усиленное питание и поездку на курорт, другим — горькое лекарство и постельный режим, третьим — курс химиотерапии и травмирующую операцию.

С момента грехопадения человечество оказалось духовно больным. Осознанное бытие с Богом — для человека не дополнительный бонус среди прочих благ, а необходимое условие его существования. Богообщение нужно человеческой душе так же, как телу нужен воздух, без него душа задыхается и страдает. Поэтому слова святителя Игнатия совершенно справедливы, хотя и звучат для кого-то шокирующе. Богу действительно не нужны наши молитвы, Он благ, совершенен и ни в чем не испытывает нужды. А вот сами мы — сотворенные из земли и в землю уходящие после кратких лет земной жизни, — сами мы, если оставляем молитву, начинаем духовно умирать еще до того, как нас настигнет биологическая смерть. И уже никакие посылаемые Богом блага не сможем воспринять как чудо в этом состоянии духовной омертвелости.

Молитва не инструмент для изменения Божьей воли, она — источник жизненных сил, «кислородная маска» для задыхающейся души, ниточка, связывающая умирающего человека с Подателем жизни.

Видео (кликните для воспроизведения).

Укрепляя молящегося, она действительно изменяет человека, как лекарство изменяет больного в сторону здоровья. Ниточка становится все крепче. И человек оказывается способным к восприятию новых, недоступных ему ранее проявлений благой и неизменной воли Божьей о нем.

Молитвы зачем нужны
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here