Молитва от человекоугодия

Молитвенное правило: Молитва от человекоугодия | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Молитва от человекоугодия

Как избавится от человекоугодия?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Святые отцы определяют человекоугодие как «грех против первой заповеди, потому что человек, которому мы угождаем или на которого надеемся и забываем Бога, некоторым образом есть для нас иной бог, вместо Бога истинного» (Филарет Московский,святитель. Пространный православный катeхизис Православной Кафолической Восточной Церкви). Поэтому псалмопевец говорит: «Яко Бог разсыпа кости человекоугодников: постыдешася, яко Бог уничижи их» (Пс. 52: 6). Апостол Павел замечает: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Галл. 1: 10). Святые отцы также говорят о великой опасности этого порока: «Начало почести – человекоугодие, а конец ее – гордость» (Нил Синайский, преподобный. Об осьми духах зла // Добротолюбие. Т. 2. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. С. 261).

Человекоугодие может сделать нашу духовную жизнь совершенно бесплодной. Тот же преподобный Нил Синайский говорит: «Камень, как сильно ни брось его, не достигает до неба; и молитва человекоугодника не взойдет на небо» (Там же).

Имеется несколько видов человекоугодия, в зависимости от той внутренней причины, которая эту страсть питает. Наиболее распространенным мотивом является корыстолюбие, желание получить земные блага без трудов и заслуг. Сюда же относится и боязнь потерять то, что человек уже имеет. Такое человекоугодие имеет своих «помощников»: унижение, лесть, лицемерие.

Человекоугодие часто рождается от тщеславия. «Человекоугодливый об одном том печется, чтобы внешнее его поведение было показно и чтобы заслужить доброе слово льстеца» (преподобный Максим Исповедник). Он становится невольником, поскольку поведение его зависит от переменчивости человеческих мнений и оценок. Человекоугодие может порождаться малодушием перед начальством и вообще имущими власть и влияние. Если эта страсть укоренится, то человек может потерять способность сохранять верность своим духовным и моральным принципам.

Наконец, бывают сложные жизненные обстоятельства, когда грань между любовью к ближнему и человекоугодием оказывается трудно различимой. Особенно это часто бывает, когда приходится общаться с немощными. В таких случаях нужна усиленная молитва, чтобы Господь Бог дал дар рассуждения принять правильное решение: сохраняя доброе расположение к человеку, важно не потакать его слабостям.

Общим лекарством против всех видов человекоугодия является стяжание страха Божия. «Страх Божий, когда войдет в сердце человеческое, прогоняет тьму и возжигает в нем ревность ко всем добродетелям» (преподобный Антоний Великий). Эта основополагающая добродетель дает любому человеку великую духовную силу: «Кто проникнут страхом Божиим, тот не боится обращаться среди злых людей. Имея в себе страх Божий и нося непобедимое оружие веры, он силен бывает на все и может делать даже то, что многим кажется трудным и невозможным» (преподобный Симеон Новый Богослов). Для стяжания страха Божия нужен каждодневный духовный труд. Старца Паисия Святогорца спросили:

«– Геронда, мной обычно двигает боязнь огорчить других или пасть в их глазах; о том, чтобы не огорчить Бога, я не думаю. Как умножается страх Божий?

– Бодрствование необходимо. Что бы ни делал человек, он должен делать это ради Бога. Мы забываем Бога, и потом подключается помысл, что мы делаем что-то важное. Подключается и человекоугодие, и мы стараемся не пасть в глазах людей. Если кто-то действует с мыслью, что Бог видит его, наблюдает за ним, то надежно все, что бы он ни делал. В противном случае, делая что-то для того, чтобы показаться людям хорошим, он все теряет, все растрачивает впустую. Человек должен вопрошать себя о каждом своем действии Что бы человек ни делал, он должен делать это только для Христа, осознавая, что Христос видит его, наблюдает за ним. Внутри не должно быть человеческого начала. Сердцевиной каждого движения человека должен быть Христос. Если мы делаем что-то с целью понравиться людям, то это не приносит нам никакой пользы. Требуется многое внимание. Необходимо постоянно испытывать, что за причины побуждают нас к действиям. Как только я осознаю, что побуждаюсь к чему-то человекоугодием, я должен его немедленно бить, потому что, если я хочу сделать что-то доброе и при этом подмешивается человекоугодие, – тогда я черпаю из колодца воду дырявым ведром» (Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение. Т. 2. М., 2002. С. 84–85).

Молитва от человекоугодия

Как избавится от человекоугодия?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Святые отцы определяют человекоугодие как «грех против первой заповеди, потому что человек, которому мы угождаем или на которого надеемся и забываем Бога, некоторым образом есть для нас иной бог, вместо Бога истинного» (Филарет Московский,святитель. Пространный православный катeхизис Православной Кафолической Восточной Церкви). Поэтому псалмопевец говорит: «Яко Бог разсыпа кости человекоугодников: постыдешася, яко Бог уничижи их» (Пс. 52: 6). Апостол Павел замечает: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Галл. 1: 10). Святые отцы также говорят о великой опасности этого порока: «Начало почести – человекоугодие, а конец ее – гордость» (Нил Синайский, преподобный. Об осьми духах зла // Добротолюбие. Т. 2. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. С. 261).

Человекоугодие может сделать нашу духовную жизнь совершенно бесплодной. Тот же преподобный Нил Синайский говорит: «Камень, как сильно ни брось его, не достигает до неба; и молитва человекоугодника не взойдет на небо» (Там же).

Имеется несколько видов человекоугодия, в зависимости от той внутренней причины, которая эту страсть питает. Наиболее распространенным мотивом является корыстолюбие, желание получить земные блага без трудов и заслуг. Сюда же относится и боязнь потерять то, что человек уже имеет. Такое человекоугодие имеет своих «помощников»: унижение, лесть, лицемерие.

Человекоугодие часто рождается от тщеславия. «Человекоугодливый об одном том печется, чтобы внешнее его поведение было показно и чтобы заслужить доброе слово льстеца» (преподобный Максим Исповедник). Он становится невольником, поскольку поведение его зависит от переменчивости человеческих мнений и оценок. Человекоугодие может порождаться малодушием перед начальством и вообще имущими власть и влияние. Если эта страсть укоренится, то человек может потерять способность сохранять верность своим духовным и моральным принципам.

Наконец, бывают сложные жизненные обстоятельства, когда грань между любовью к ближнему и человекоугодием оказывается трудно различимой. Особенно это часто бывает, когда приходится общаться с немощными. В таких случаях нужна усиленная молитва, чтобы Господь Бог дал дар рассуждения принять правильное решение: сохраняя доброе расположение к человеку, важно не потакать его слабостям.

Общим лекарством против всех видов человекоугодия является стяжание страха Божия. «Страх Божий, когда войдет в сердце человеческое, прогоняет тьму и возжигает в нем ревность ко всем добродетелям» (преподобный Антоний Великий). Эта основополагающая добродетель дает любому человеку великую духовную силу: «Кто проникнут страхом Божиим, тот не боится обращаться среди злых людей. Имея в себе страх Божий и нося непобедимое оружие веры, он силен бывает на все и может делать даже то, что многим кажется трудным и невозможным» (преподобный Симеон Новый Богослов). Для стяжания страха Божия нужен каждодневный духовный труд. Старца Паисия Святогорца спросили:

Читайте так же:  Молитва к обращению к Богу

«– Геронда, мной обычно двигает боязнь огорчить других или пасть в их глазах; о том, чтобы не огорчить Бога, я не думаю. Как умножается страх Божий?

– Бодрствование необходимо. Что бы ни делал человек, он должен делать это ради Бога. Мы забываем Бога, и потом подключается помысл, что мы делаем что-то важное. Подключается и человекоугодие, и мы стараемся не пасть в глазах людей. Если кто-то действует с мыслью, что Бог видит его, наблюдает за ним, то надежно все, что бы он ни делал. В противном случае, делая что-то для того, чтобы показаться людям хорошим, он все теряет, все растрачивает впустую. Человек должен вопрошать себя о каждом своем действии Что бы человек ни делал, он должен делать это только для Христа, осознавая, что Христос видит его, наблюдает за ним. Внутри не должно быть человеческого начала. Сердцевиной каждого движения человека должен быть Христос. Если мы делаем что-то с целью понравиться людям, то это не приносит нам никакой пользы. Требуется многое внимание. Необходимо постоянно испытывать, что за причины побуждают нас к действиям. Как только я осознаю, что побуждаюсь к чему-то человекоугодием, я должен его немедленно бить, потому что, если я хочу сделать что-то доброе и при этом подмешивается человекоугодие, – тогда я черпаю из колодца воду дырявым ведром» (Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение. Т. 2. М., 2002. С. 84–85).

Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова)

Полюбивший правильно самого себя может богоугодно любить ближнего. Сыны мира, недугующие самолюбием и порабощенные ему, выражают любовь к ближнему неразборчивым исполнением всех пожеланий ближнего. Ученики Евангелия выражают любовь к ближнему исполнением относительно его всесвятых заповеданий Господа своего; удовлетворение пожеланиям и прихотям человеческим они признают душепагубным человекоугодием и страшатся его настолько же, насколько страшатся и убегают самолюбия. Самолюбие есть искажение любви по отношению к самому себе, человекоугодие есть искажение любви по отношению к ближнему. Самолюбец губит себя, а человекоугодник губит и себя, и ближнего. Самолюбие – горестное самообольщение; человекоугодие усиливается и ближнего сделать общником этого самообольщения.

Не подумайте, братия, что любовь от самоотвержения приобретает несвойственную ей суровость, а от исключительного исполнения евангельских заповедей утрачивает теплоту, делается чем-то холодным и машинальным. Нет! Евангельские заповеди изгоняют из сердца плотской огнь, который очень скоро потухает при какой-либо, иногда самомалейшей противности, но они вводят огонь духовный, которого не могут погасить не только злодеяния человеческие, но и самые усилия падших ангелов (см. Рим. 8, 38–39 ). Пылал этим священным огнем святой первомученик Стефан. Извлеченный убийцами своими за город, побиваемый камнями, он молился. Последовали удары смертоносные; от лютости их пал Стефан полумертвым на колени, но огонь любви к ближнему в минуты разлуки с жизнью еще живее воспылал в нем, и возопил он «громким голосом» об убийцах своих: «Господи! не вмени им греха сего» ( Деян. 7, 60 ). С этими словами первомученик предал Господу дух свой. Последним движением его сердца было движение любви к ближним, последним словом и делом была молитва за убийц своих.

Невидимый подвиг против самолюбия и человекоугодия первоначально сопряжен с трудом и усиленной борьбой; сердца наши, подобно сердцам отцев и праотцев наших со времени ниспадения родоначальника нашего в греховную область «всегда» противятся «Духу Святому» ( Деян. 7, 51 ). Они не сознаются в своем падении, с ожесточением отстаивают свое бедственное состояние, как бы состояние полного довольства, совершенного торжества. Но за каждую победу над самолюбием и человекоугодием награждается сердце духовным утешением; вкусив это утешение, оно уже мужественнее вступает в борьбу и легче одерживает победы над собой, над усвоившимся ему падением. Учащенные победы привлекают учащенное посещение и утешение благодати, тогда человек с ревностью начинает попирать своеугодие и своеволие, стремясь по пути заповедей к евангельскому совершенству, исповедуясь и таинственно воспевая Господу: «по пути заповедей Твоих я шел, когда Ты расширил сердце мое» ( Пс. 118, 32 ).

Господь сказал: «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит» ( Мф. 16, 26 ). Зло никак не может быть причиной добра. Лицемерие и человекоугодие не могут быть причиной назидания, они могут понравиться миру, потому что они всегда нравились ему, они могут вызвать похвалу мира, потому что они всегда вызывали ее, могут привлечь любовь и доверенность мира, потому что они всегда привлекали их. Мир любит свое, им восхваляются те, в которых он слышит свой дух (см. Ин. 15, 18–20 ). Одобрение миром смиреннословия уже служит осуждением ему. Господь заповедал совершать все добродетели втайне (см. Мф. 6 ), а смиреннословие есть вынаружение смирения напоказ человекам. Оно – притворство, обман, во-первых, себя, потом других, потому что утаение своих добродетелей составляет одно из свойств смирения, а смиреннословием и смиреннообразием это-то утаение и уничтожается.

Сокровищница духовной мудрости

Если угождать людям, то можно оскорбить Бога (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 258).

Он принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие и славу мира сего (прп. авва Исаия, 59, 73).

Горе нам, что мы стараемся и словом, и делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости (прп. авва Исаия, 59, 191).

Горе нам, что мы стараемся угождать богатым и сильным, а бедных и с покорностию приходящих к нам отвращаемся, как толпы докучливой (прп. авва Исаия, 59, 191).

Горе человекоугодникам, ибо они не могут угодить Богу (прп. авва Исаия, 59, 195).

. Заботься о том, чтобы ради человекоугодия не погубить награды за воздержание твое, ибо делающий что-либо напоказ людям лишается мзды своей. (прп. авва Исаия, 59, 216). Источник.

Горе нам, что в угождение людям не отказываемся все говорить и делать, нерадя о том, что праведно! (прп. авва Исаия, 89, 438).

Тщеславие, человекоугодие и делание чего-либо напоказ христианам вовсе запрещается во всяком деле, даже и тот, кто исполняет самую заповедь с тем, чтобы его видели и прославляли люди, теряет награду за нее (свт. Василий Великий, 9, 121). Источник.

Чем обличается человекоугодник? – Когда к хвалящим его оказывает усердие, а для порицающих бывает недеятелен (свт. Василий Великий, 9, 195). Источник.

Как избежать страсти человекоугодия и слабости к похвалам человеческим? – Несомненною уверенностию в присутствии Божием, неразвлекаемою заботливостию о благоугождении Богу и пламенным вожделением блаженств, обетованных Господом. Ибо никто перед очами владыки не старается об угождении подобному себе рабу, к бесчестию владыки и к собственному своему осуждению (свт. Василий Великий, 9, 195). Источник.

Читайте так же:  Почему когда читаю молитву начинаю зевать

. Человекоугодник – кто по воле какого-нибудь человека делает в угодность ему, хотя бы делаемое было и бесчестно (свт. Василий Великий, 9, 202). Источник.

Никогда да не приводит тебя в удивление человекоугодник, старающийся угодить многим, но не для Господа (прп. Ефрем Сирин, 30, 191). Источник.

Мы же, при великой бесчувственности своей, впадаем в человеческие страсти и так сильно любящего нас (Бога) оскорбляем, а тем, которые не могут доставить никакой пользы, всячески угождаем (свт. Иоанн Златоуст, 44, 283).

Как Богу никто не может чисто служить иначе, как совершенно очистив душу, так и твари не может он служить, не лелея тела самоугодливо (прп. Максим Исповедник, 91, 255).

Человекоугодливый об одном том печется, чтобы внешнее его поведение было показно, и чтобы заслужить доброе слово льстеца, первым зрение, а вторым слух подкупая в свою пользу у тех, кои услаждаются или в удивление приводятся только видимым и слышимым, и добродетель определяют только тем, что показывают чувства. Человекоугодие, таким образом, будет добрых нравов и слов показывание перед людьми и для людей (прп. Максим Исповедник, 91, 279).

. Страждут и те, кои славы ради человеческой добрые дела делают. Таковые, получив жребий – иметь житие на небесех, славу свою, увы! – вселяют в персть (ср.: Пс. 7, 6 ), навлекая на себя сию Давидскую клятву. И молитва их не восходит к небесам, и всякое рачение их ниспадает долу, не будучи обложено крылами Божественной любви, которая земные дела паши делает горе восходимыми: так что они труды подьемлют, а награды не стяжавают. Но что я говорю о бесплодии трудов их. Они приносят плод, – но какой? посрамление, пепостояние помыслов, пленение и смятение помышлений. Яко Бог рассыпа кости человекоугодников, говорит псалом: постыдешася, яко Бог уничижи их ( Пс. 52, 6 ) (свт. Григорий Палама, 93, 268).

Страсть эта есть самая тонкая из всех страстей. Почему подвизающемуся должно не собеседования остерегаться, или не сосложения бегать, но самый прилог почитая уже сложением, беречь себя от него. Ибо и так действуя, едва успеет он упредить скорость падения. Но хотя и так, внимая себе, будет он действовать, прилог причиняет сокрушение. Если же нет, то этим уготовляется место для гордости. Кто же сию приимет, того трудно образумить или, лучше, тот становится неисправимым. Ибо это диавольское падение. Но и прежде сего страсть человекоугодия такой стяжавшим ее причиняет вред, что они даже и в отношении к вере терпят крушение, по слову Господа, рекшего: како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единого Бога, не ищете? ( Ин. 5, 44 ). Что тебе в славе человеческой, о человек, или, лучше, в пустом имени славы, которое не только не имеет того, что именует, но и лишает того? И не это только, но при других зловредностях, еще зависть порождает – зависть, равносильную убийству, – причину первого смертоубийства, а потом и богоубийства?

Полезна ли она в чем-либо естеству? Поддерживает ли его и хранит, или, прияв его повредившимся как-либо, врачует ли? Никто, конечно,. это не может сказать про нее. Напротив, кто захочет тщательно исследовать все о ней, тот найдет, что она большею частию бывает лукавою советницею в делах срамных. Языческих учений проповедники внушают, что без нее ничего доброго не было бы в жизни. Но не так научены мы, носящие славное имя Того, Кто человеколюбно помазал Собою естество наше. Его имеем мы зрителем дел наших. На Него взирая, Им и для Него делаем мы все наилучшее и все во славу Его направляем, совсем не имея в виду угождения людям, следуя святому Павлу, верховному таиннику Законоположника нашего и нашему Законоподателю, который говорит: аще бо бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был ( Гал. 1, 10 ) (свт. Григорий Палама, 93, 268–269).

. Человекоугодием уничтожается не только любовь к Богу, но и самое памятование о Боге (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 257).

Вопросы и ответы. Православие в деталях

Здесь можно найти ответы на интересующие вас вопросы, касающиеся православия. Делитесь так же своим опытом и знаниями.

Также вы можете задать свой вопрос священнослужителю в специальном проекте сети «Елицы» – «Вопросы батюшке»: https://dialog.elitsy.ru

Как избавиться от тщеславия, человекоугодия, желания нравиться всем?

Вопрос: «Как покорить тщеславие, человекоугодие, желание нравиться всем? Боюсь, что это уже становится свойством души».

Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов:

– Это свойство каждой души в силу грехопадения человека и пораженности его души, ума, сердца. Это наблюдается еще в детях: ребенок ищет не собственного качества, а ищет похвалы даже и ни за что.

Один человек сшил платье, другой – его продал, третий – его купил. И вот человек надел его на себя и сам себе нравится, хотя его участие – самое элементарное: подумаешь, натянул на себя тряпочку! Или ученик в школе: «А мне пять поставили!» А если у него спросить, а что ты и как отвечал, за что тебе поставили пятерку – он даже может и не вспомнить. Главное – что получил пять. Ему важна оценка. Поэтому задача педагога, воспитателя, священника – научить человека тому, чтобы он стремился к изменению качества своего ума и сердца.

И вот для такого тщеславия, которым поражены абсолютно все люди, лишь с разной степенью поражения, существуют два метода, указанные нам святыми отцами. Причем, надо обязательно поставить себе задачу избавления от тщеславия, и постановка такой задачи и есть начало покаяния.

Первое, что совершенно необходимо: молчать, когда тебя не спрашивают. Не отвечать больше, чем содержит сам вопрос. Никогда ни в каком случае не высказывать собственное мнение. А если всё же просят его высказать, то надо убедиться в том, что человеку это действительно надо, и он очень настойчив. Тогда можно высказаться, но очень кратко и так, чтобы в этом мнении не было превозношения или осуждения кого-то. Но лучше всего – молчание. Безмолвие способствует избавлению. Это первое.

И второй способ, который является радикальным. За год можно избавиться от тщеславия. Это – полюбить поношение. Для человека очень болезненно, когда его ударяют в правую щеку. Когда его, как мы говорим, оскорбляют. Надо это полюбить и кушать оскорбления, как эклеры. Если день прошел без эклера – считайте день потерянным. Пренебрежения, забвения, когда «вытирают о тебя ноги» – нужно не только этому не сопротивляться, а нужно это полюбить! И вот в таком огне тщеславие совершенно умирает. Человек становится спокойным. Тщеславие умирает само, поэтому многие Христа ради юродивые избирали такой путь с целью борьбы с гордостью и тщеславием.

Протоиерей Александр Березовский:
– Они даже сами вызывал на себя эти поношения!

Видео (кликните для воспроизведения).

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Да, сами вызывали. И в течение года или двух избавлялись от этого недуга. Это радикальный, хирургический, способ. Не все могут это понести, но надо знать, что такой способ есть. То есть когда кто-то о нас «вытрет ноги» – надо не обижаться, не плакать, не жаловаться, а вспомнить об этом. Если удастся хотя бы изредка потерпеть, то всё это будет способствовать победе над тщеславием.

Читайте так же:  Православная молитва за здравие

Протоиерей Александр Березовский:
– А желание нравиться? Ведь люди украшают себя с тем, чтобы понравиться другим.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Это относится к внешнему, хотя такое стремление к украшениям прямо противоречит совету апостола Петра дамам: украшаться лучше внутренним, то есть добродетелями. Русский народ говорит: «С лица воду не пить». И вообще некрасивых лиц нет. Если мы посмотрим в комплексе всю историю изобразительных искусств, то мы увидим самые разные лица, и записных красавцев и красавиц там встречается гораздо меньше, чем в жизни. А художники – это люди, которые в красоте смыслят. И уж если они находят в своих персонажах красоту, достойную изображения – значит, она действительно есть.

Поэтому нужно стремиться к внутренней духовной христианской красоте. А внешнее – это привлечь внимание. Но к чему в таком случае человек привлекает внимание? Только к своей одежде, потому что все мы в основном закрыты одеждой – остаются только руки и лицо. И какой в этом смысл? Опять же: кто-то разработал дизайн, кто-то раскроил, кто-то сшил, кто-то продал, кто-то купил. А ты, что – с этого славу какую-то имеешь? Это тоже смешно…

Протоиерей Александр Березовский:
– А я себя украсил!

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Но это похоже на тех школьников, которые работают за отметку. Но опять же: с какой целью привлекает? Если твой избранник восхитился твоими кудрями или твоим макияжем, то что он скажет на следующее утро после свадьбы?

Протоиерей Александр Березовский:
– Кто это?

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Да… Поэтому всё это – очень зыбко.

Протоиерей Александр Березовский:
– Многие говорят: «А мне хочется нравиться себе! Вот мне приятно на себя посмотреть в зеркало! Я – не для других, я – для себя!»

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Да, некоторые так говорят, но ведь все прекрасно знают, для чего это делается! Причем, это делается не только для противоположного пола, а в основном – друг перед другом, чтобы вызвать в другом человеке зависть или опять же оценку, похвалу. Опять трата времени на нечто абсолютно пустое.

Что такое человекоугодие?

Продолжаем публикацию бесед схиархимандрита Авраама, духовника Ново-Тихвинского монастыря г.Екатеринбурга. В этой беседе речь пойдет об одной из видов страсти тщеславия – человекоугодии.

Давайте задумаемся, что такое человекоугодие? Это болезненная зависимость от человеческого мнения, боязнь лишиться человеческого одобрения и подвергнуться порицанию. Многие, наверное, скажут, что это не такой уж страшный грех. Но на самом деле мы часто недооцениваем опасность страстей, которые на первый взгляд кажутся невинными. Недооцениваем мы опасность и этой страсти.

Из человекоугодия Ирод убил святого Пророка и Предтечу Иоанна

Всем, наверное, знакома такая ситуация: мы находимся в сосредоточенном молитвенном состоянии, а рядом кто-то шутит, болтает, и мы, чтоб не выглядеть ханжами, начинаем тоже болтать. Но ведь мы, ведя себя так, не сможем остаться такими, как были прежде. Мы срастаемся с этой маской, которую надеваем на себя, теряем сосредоточенное состояние, а приобретаем легкомысленное настроение, которое мигом нас опустошает. Бывает и так: кто-то из наших знакомых недоволен своей работой или семейным положением. Он подходит к нам и начинает делиться своими переживаниями, начинает осуждать начальство. А мы, вместо того чтобы уйти или даже унять этого человека, как-то попытаться усовестить его, чтобы тот не грешил, начинаем выслушивать, поддакивать, может быть, и от себя что-то добавлять. Таким образом, под предлогом любви и сочувствия к человеку мы угождаем его страстям, усугубляем его падение, да еще и сами грешим.

Схиигумен Авраам (Рейдман)

Если человек думает не об угождении Богу, а об угождении людям, если для него главное — человеческое одобрение, то он, по сути, перестает быть христианином. Если он находится в обществе, где ценят христианские добродетели, он будет исполнять заповеди — по видимости. А если он окажется в другом обществе, в котором евангельские добродетели ничего не значат, то будет стараться угодить окружающим каким-нибудь другим образом — скажем, показать, что он энергичный, умный, практичный, одним словом, «крутой». В глазах людей, которые эти качества ценят, ему хочется выглядеть таким же, как они: мол, и я не лыком шит. А в глазах людей кротких ему нужно показаться кротким. Как ему было бы трудно, если бы и те и другие оказались вместе! Но мне кажется, что есть люди, которые умудряются угодить всем: тут же показывать и «крутизну» и кротость, тут же и милосердие и то, что им палец в рот не клади, что они всегда свое возьмут.

Такое душевное расположение может привести просто к катастрофическим последствиям. В благоприятных условиях оно, так сказать, сойдет нам с рук, а в неблагоприятных — приведет к погибели. Сегодня мы из тщеславия будем показывать, что мы богомольные, потому что нас окружают верующие люди, которые это ценят. А завтра мы окажемся среди безбожников и из человекоугодия отречемся от Христа, ради того чтобы никто не сказал, что мы дураки и что мы против современной науки. Захотим показать, что мы совсем не против теории эволюции и не глупее, чем Чарльз Дарвин.

Как мы себя поведем, если окажемся в трудных, неблагоприятных обстоятельствах? Может быть, мы из человекоугодия будем стараться приобрести «добродетели», которые одобряются в том обществе, где мы оказались. А «добродетели» эти могут быть совсем не евангельскими. Мир стремится к тому, чтобы черное представить белым, а белое – черным, чтобы постыдное сделать похвальным, а похвальное, добродетельное сделать стыдным. Разве нет людей, которые хвастаются блудом? Разве нет людей, которые хвастаются тем, как много они выпили водки и как им было весело? Таких людей очень много.

Когда мы стараемся угождать прежде всего людям, то мы получаем свою награду – от них же. Но когда стараемся угождать прежде всего Богу, не боясь порицания со стороны людей, мы получаем награду от Него. И такие примеры также есть в Евангелии. Вспомните, как Закхей, начальник мытарей, влез на смоковницу, чтобы увидеть Господа Иисуса Христа, Который должен был проходить мимо нее. Желание увидеть Господа и духовная жажда в этом униженном грехами человеке были настолько сильны, что он пренебрег людским мнением и залез на дерево. Если бы сейчас кто-нибудь сделал нечто подобное, то, пожалуй, это всех изумило бы. Представьте себе, что в наше время серьезный человек, какой-нибудь руководитель, желающий увидеть процессию, встречающую, скажем президента, вдруг залез бы на дерево. Никто из современных людей, занимающих положение в обществе, не посмел бы этого сделать: побоялся бы насмешек, позора. А Закхей, человек, имеющий высокое положение, далеко уже не молодого возраста, сделал это. И заметим, что это произошло на глазах его подчиненных и тех, кто относился к нему неприязненно и ждал случая, чтобы посмеяться над ним и осудить его.

Читайте так же:  Вернуть любовь жены к мужу молитва

Вот что значит слава человеческая: в свете Божественной истины, в свете Евангелия она – ничто. Так не лучше ли приобрести славу Божию, благодать Божию, совершенно не думая ни о чем земном, пустом, временном и суетном? Ведь пусть даже нас будут помнить многие поколения людей, но в конце концов и это пройдет и предастся забвению, потому что наступит вечность, где по совсем иным критериям будет избрано то, что достойно уважения, одобрения, прославления и похвалы. Поэтому нам нужно стараться быть незави­симыми от человеческого мнения и смотреть на все самостоятельно. Самостоятельно не в том смысле, чтобы каждый­ имел свою, особую точку зрения, а чтобы мы оценивали всё с позиции Православной Церкви, с позиции Евангелия. Необхо­дима­ не абсолютная самостоятельность, а само­стоятельность именно православная.

Так что будем стараться подражать Закхею, который от искреннего желания увидеть Господа пренебрегал тем, как он выглядит в глазах людей. Может быть, кто-то возразит: «Легко было Закхею — в то время Спаситель жил на земле, и он, конечно же, желал увидеть Его. И мы бы желали Его увидеть, но не имеем такой возможности, потому что с того времени прошло уже много лет и Спаситель уже пребывает одесную Бога Отца». Но это только отговорка. Мы тоже можем разумно — именно разумно — подражать праведному Закхею. Если мы желаем созерцать Христа, наслаждаться общением с Ним, то должны, подобно Закхею, не раболепствовать перед человеческим мнением. Конечно, не в любом случае, а тогда, когда оно противоречит нашей христианской совести, расходится с Божественным учением. В этом случае мы возвысимся над толпой пустых человеческих мнений и сделаемся способными увидеть Христа, способными подражать Ему своей жизнью. И тогда Он придет в нашу душу.

Вопрос. Как можно определить, поступаешь ли ты по любви к ближнему или по человекоугодию?

Ответ. Это часто бывает трудно определить, но когда мы потакаем страстям человека, то это, конечно, человекоугодие. Например, когда кто-то обращается к нам с пустыми, греховными разговорами, лучше ответить дружелюбно, но кратко — даже если человеку будет не очень приятно. Но если он спрашивает о чем-то по делу, или просит о помощи, или ищет поддержки в тяжелой ситуации, может быть даже душевной, а ты знаешь, что в этом случае нужно сказать (и имеешь благословение давать советы в подобных случаях), то, ответив, ты проявишь любовь к ближнему.

Вопрос. Как далеко отстоит природная доброта от евангельской любви к ближнему?

Ответ. Наверное, природную доброту можно претворить в евангельскую. А как далеко она отстоит? Иногда «природная доброта» — это просто человекоугодие: жалость к человеку в тех случаях, когда нужно проявить твердость. Бывает, человека необходимо уберечь от какого-то злого поступка, а мы потакаем ему, позволяем удовлетворить свою страсть и видим в этом проявление доброты. Об этом очень хорошо рассуждает святитель Игнатий в проповеди «О любви к ближнему». У него можно прочитать о том, как отличать любовь от человекоугодия.

Евангельская доброта чиста от примеси человекоугодия, она всегда ищет спасения человека. Кроме того, природная доброта имеет некоторые границы: человек чаще всего думает о себе или, скажем, о своей семье, о близких ему людях. Его доброта ограничивается определенным кругом людей и дальше не простирается, она ставит человека перед выбором — сделать добро близкому человеку или постороннему, другу или врагу. А евангельская доброта не имеет границ.

Вопрос. Батюшка, меня иногда упрекают в том, что я хожу с серьезным лицом. Как мне проявлять приветливость с ближними и при этом не терять внутренней собранности?

Ответ. Если человек пребывает в молитвенном состоянии, собранности, естественно, у него будет серьезное выражение лица и, может быть, какой-то отпечаток покаяния на лице, и некоторые неопытные люди воспринимают это как сумрачность.

Конечно, не нужно кривляться и изображать на лице необыкновенную мимику, всячески показывая человеку свое расположение. Но не нужно и вести себя подчеркнуто сухо. Есть заповедь: «Не обиди», а мы ее не исполняем. Человек может обидеться нашей холодностью. Не нужно человекоугодничать, пусть у вас будет серьезное лицо, но вести себя нужно все равно приветливо.

Вопрос. Меня люди хвалят, и я тщеславлюсь и горжусь даже по пустякам. У меня есть такой помысел: начать юродствовать, чтобы люди меня не хвалили. Как мне быть?

Ответ. По крайней мере, не юродствовать. Юродство — это особый, очень тяжелый подвиг, требующий необычайного му­жества и смирения, необыкновенной ревности и терпения, и берут­ его на себя только по особенному благословению Божию. А кто принимает его самовольно, тот становится юродивым на самом деле, то есть лишается рассудка.

Вопрос. Как правильно исполнять заповедь о благодарности по отношению к духовным наставникам? Ведь к благодарности может примешиваться человекоугодие, лесть и другие страсти. Получается, мы будем окрадывать и себя и тех, кого благодарим.

Ответ. Есть люди, которые так боятся кому-то польстить, что думают, будто ведут себя беспристрастно только когда грубят. Таким людям я бы посоветовал проявлять вежливость и даже лесть, лишь бы только они относились к человеку по-доброму, вели себя ласково.

В Евангелии сказано: «Если вы приветствуете только ваших друзей, то чем вы лучше язычников?» (см. Мф. 5, 47). Одно из значений греческого слова «приветствие» — ласковое обращение. Мы должны со всеми людьми обращаться ласково — это одно из проявлений любви. Тем более с теми, кто помогает нам спасаться, учит нас этому единственно важному делу.

Если мы лицемерим и говорим о добрых чувствах, которых не имеем, — это нехорошо. Если вы станете в знак благодарности говорить мне: «Отец Авраам, вы настоящий пророк, вы предсказываете будущее с точностью до двух-трех сантиметров», то это будет нелепо. Благодарность духовному наставнику состоит не в том, чтобы ему льстить. А ты прояви послушание, прояви искренность, когда исповедуешься, это и будет настоящая благодарность.

Miasin.Ru

Мы сильнее, когда мы вместе.

Есть один грех, который люди с легкостью себе прощают. Впрочем, большинство из нас вообще не желает в нем признаваться. Я говорю о человекоугодии. Это отвратительное качество, которое всегда вызывало порицание как у верующих людей, так и у светских. Взять хотя бы Советский Союз — высоконравственное и при этом абсолютно бездуховное общество. Общество, в котором не существовало понятия греха. А вот «подхалим», «подлиза», «льстец» — это уже звучало обидно. Отчего так происходит? На самом деле, не имеет никакого значения, настроен ли коллектив на религиозный лад, если в нем появляется человек, который… хочет отхватить от общего пирога кусок пожирнее! Давайте представим ситуацию, при которой в бригаду строителей приезжает начальник. Все рабочие находятся в абсолютно равном положении, пока кто-то один не начнет заниматься «налаживанием контакта» с руководством. Зачем он это делает, для чего? Мне кажется, это и так очевидно: чтобы в случае необходимости к нему было более снисходительное отношение. И это просто не может не раздражать остальных.

Читайте так же:  Молитва о болящем и неспящем

В мире же православном под человекоугодием понимается угождение чужой воле вопреки Божиим установлениям. Сам апостол Павел пишет: У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1: 10). И нужно понять, что мы действительно уродуем собственную душу, предпочитая защите Бога покровительство людей!

Проклят надеющийся на человека

Страшны, но весьма отрезвляющи слова пророка Иеримии: Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа. Он будет как вереск в пустыне и не увидит, когда придет доброе, и поселится в местах знойных в степи, на земле бесплодной, необитаемой (Иер. 17: 5, 6). А мы по-прежнему стараемся не спорить с «нужными» людьми. Лицемерим, а то и нагло врем, нахваливая ближнего, чем, несомненно, наносим вред и его душе. Почему же мы так мало доверяем Богу и так много надежд возлагаем на простых смертных?! Наверное, это происходит от отсутствия веры… Взять, к примеру мужей библейских. Все из них, кто имел твердую веру, не сомневались в Божием покровительстве. Так, пророк Исаия свидетельствует: Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся (Ис. 40: 30, 31).

В нашем мире существуют негласные правила поведения. Например, участие в корпоративных вечеринках. Каждый выбирает сам — немного посидеть с коллегами из уважения к ним, а потом покинуть застолье либо остаться до поздней ночи (все мы знаем, чем это чревато). Что мешает поступить по совести? Страх оказаться «не в теме», переживания, что начальник будет недоволен «дезертирством». Что ж, очень может быть. Но и при самом худшем варианте развития событий разве Господь не силен благословить нас новой работой? Может быть, даже такой, о которой мы раньше и мечтать не смели!

Есть еще ситуации, в которых мы человекоугодничем, повинуясь «стадному» инстинкту. Если в школе ученик чем-то отличается от остальных детей (носит очки, имеет другой цвет кожи и тому подобное), то чаще всего становится предметом насмешек сверстников. Но это выбор каждого — угождать «заводилам» класса и смеяться над товарищем или не уродовать свою душу таким поведением. Поверьте, всегда находились и, надеюсь, будут находиться те, которые умеют оставаться людьми в любых обстоятельствах.

Лжесмирение

А бывает, мы грех человекоугодия умудряемся даже прикрыть добродетелью! Успокаиваем себя тем, что просто не желаем конфликтов, стараемся сохранить мир, поднимаем человеку настроение приятными словами… Ложь! Если отважиться и заглянуть в свое сердце, можно увидеть элементарный страх потерять доверие и расположение к себе. Что может быть больнее для самолюбия и опаснее для закрепления своего положения в обществе?

Еще одно наблюдение Святых отцов — грех один не ходит. Всегда можно увидеть, как человек, преступая одну заповедь, тут же нарушает другие. Где человекоугодие, там, скорее всего, будут лесть, потворство, злоба, ложь, лицемерие, зависть… Вот простой пример. Живет себе обычная среднестатистическая женщина по имени Мария. И все у нее хорошо, вот только соседка очень злобная попалась. Всех вокруг песочит баба Шура: и власти, и родственников, да вообще, всех подряд! Каждый раз, встречаясь с ней на лестничной клетке, Мария молча выслушивает длинные тирады и понимающе кивает головой. Ей, может быть, даже самой кажется, что она эдакая страдалица терпеливая. Почти мученица! А как же? Ведь она выслушивает старого одинокого человека, терпит, смиряется…

Так ли это? А возможно, она просто не желает становиться очередным врагом бабы Шуры? Или не имеет храбрости возразить ей, когда та начинает поливать грязью других людей? Вот Мария и человекоугодничает, добавляя к этому ненависть к старушке, участие в возведении напраслины на порядочных людей, осуждение… Много чего тянет за собой этот грех. И нужно иметь немалое мужество, чтобы разорвать этот порочный круг.

Библейские примеры

Священное Писание знает огромное количество примеров того, как из-за греха человекоугодия гибли люди. Вспомним, что случилось с сыном Саула Иевосфеем. После смерти отца он правил всем Израилем лишь за исключением колена Иудина, которое избрало себе царем Давида. Два брата, которые были предводителями войска Иевосфея, очень хотели выслужиться перед Давидом и. убили своего царя. С его головой они поспешили к Давиду и радостно сообщили о том, что сделали. Скорее всего, братья думали, что их непременно наградят за то, что они «расчистили» Давиду путь к царству над всем Израилем. Однако наградой их стала казнь. Видимо, не думали они, что оказывают «услугу» человеку, взыскивавшему за кровь невинно убиенных…

Если говорить о новозаветных временах, то можно отметить действия правителя Феликса — римского прокуратора Иудеи, который являлся братом Палласа (Неронова любимца) и зятем Ирода Агриппы I. Именно к нему на рассмотрение попадает дело апостола Павла. Не найдя за узником никакой вины, он долгое время продолжал держать его под стражей, надеясь получить взятку. Вскоре Феликса отзывают в Рим, поскольку иудеи были им недовольны. Чтобы хоть как-то расположить их к себе, бывший прокуратор оставляет апостола в узах. Наверное, тут немалую роль сыграла и злоба за то, что Павел так и не дал ему взятку. Как я уже говорил, человекоугодие ходит в паре с другими грехами…

На самом деле, таких примеров на страницах Библии больше чем предостаточно. Легко видеть страсти и пороки в других и очень трудно находить их в себе…

Мы еще можем бороться!

Видео (кликните для воспроизведения).

Таких чудес Божественной помощи не счесть. И если регулярно выделять время для чтения, то в голове волей-неволей начнет что-то откладываться. Поверьте, нужные библейские сюжеты всплывут в памяти именно в те моменты, когда это будет необходимо. И возможно, когда-нибудь мы сможем искренне помолиться: «Боже, Ты столько раз помогал Своим людям. Помоги же и мне! Все мое упование лишь на Тебя!» Хотя, конечно, одного чтения недостаточно. Нужно стремиться к чистой христианской жизни, к соблюдению заповедей. Нужно иметь храбрость заметить в себе грех.

Молитва от человекоугодия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here