Григорий Палама об Иисусовой молитве

Молитвенное правило: Григорий Палама об Иисусовой молитве | golgoffa.ru - ответы из святых книг и открытых источников в сети.

Григорий Палама. Три главы о молитве и чистоте сердца

Память: второе воскресенье Великого поста, 14 / 27 ноября

Святитель Григорий Палама (

1296–1357) – архиепископ Фессалоникийский, христианский мистик, византийский богослов и философ, систематизатор и создатель философского обоснования практики исихазма.

1. Поелику Бог есть сама благость, само милосердие и бездна благоволения, то кто вступит в единение с Ним, всяко сподобляется милосердия Его. Соединяются же с Ним стяжанием богоподобных добродетелей, сколь сие возможно, и богообщительной молитвою и молением. Но общение чрез добродетели богоподобные делает тщаливого о сем ревнителя способным к приятью божественного единения, однако ж не производит его; молитва же сильная священнодействуя совершает простертие человека к Богу и соединение с Ним, по существу своему будучи союзом разумных тварей с Создателем их, когда действо молитвы чрез теплое умиление и сокрушение превзыдет страсти и страстные помыслы. Ибо уму, пока он страстен, невозможно соединиться с Богом. Почему, пока он таков бывает, молясь, не улучает он милости Божией. Но поскольку отревает он страстные помыслы, постольку бывает, причастен плача и сокрушения. Соответственно же сокрушению и умилению сподобляется он и милостивого утешения, и долгое пребывая время в сих чувствах со смирением, переустраивает наконец вожделетельную силу души.

Григорий Палама. О том, что всем вообще христианам надлежит непрестанно молиться

Память: второе воскресенье Великого поста, 14 / 27 ноября

Святитель Григорий Палама (

1296–1357) – архиепископ Фессалоникийский, христианский мистик, византийский богослов и философ, систематизатор и создатель философского обоснования практики исихазма.

Пусть никто не думает, братия мои христиане, будто одни лица священного сана и монахи долг имеют непрестанно и всегда молиться, а не и мiряне. Нет, нет; все мы христиане имеем долг всегда пребывать в молитве. Ибо смотрите, что святейший Патриарх Константинопольский Филофей пишет в житии св. Григория Солунского. – Имел святитель сей друга возлюбленного, Иова по имени, человека простейшего, но многодобродетельного, с коим беседуя однажды, владыка сказал о молитве, что всякому вообще христианину надлежит подвизаться в молитве всегда, и молится непрестанно, как заповедует Апостол Павел обще всем христианам: «непрестанно молитеся» (1Сол. 5, 17), – и как говорит о себе пророк Давид, при всем том, что был царь, и имел попечение о всем царстве своем: «предзрех Господа предо мной выну» (Пс. 15, 8), т.е. всегда мысленно зрю Господа предо мной в молитве моей. И Григорий Богослов учит всех христиан и говорит им, что чаще надлежит поминать в молитве имя Божие, чем вдыхать воздух.

Премногое множество было и других подобных, которые, живя в мiре, всецело были преданы умной молитве, как уверяют исторические о них записи. – Итак, братия мои христиане, умоляю вас и я вместе со святым Златоустом, спасения ради душ ваших не нерадите о деле таковой молитвы. Подражайте тем, о коих я сказывал, и сколько возможно последуйте им. Сначала это может показаться вам очень трудным, но будьте уверены, как бы от лица Вседержителя Бога, что самое сие имя Господа нашего Иисуса Христа, непрестанно вами призываемое, поможет вам преодолеть все затруднения, а с продолжением времени вы навыкнете сему деланию и вкусите, сколь сладко имя Господне.

Тогда опытно познаете, что дело сие не только не невозможно и не трудно, но и возможно и легко. Почему святой Павел, знавший лучше нас великое благо, какое доставит сия молитва, заповедал нам непрестанно молиться. Не стал бы он обязывать нас к сему, если б это было крайне трудно и невозможно, зная наперед, что в таком случае мы, не имея возможности исполнить то, неизбежно оказывались бы ослушниками его и преступниками заповеди его, и через то делались достойными осуждения и наказания. А это не могло быть в намерении Апостола.

К тому же поимейте во внимание и способ молитвы, как возможно непрестанно молиться, – именно – молиться умом. А это мы всегда можем делать, если захотим. Ибо и когда сидим за рукоделием, и когда ходим, и когда пищу принимаем, и когда пьем, всегда умом можем молиться и творить умную молитву, благоугодную Богу, молитву истинную. Телом будем работать, а душой молиться. Внешний наш человек пусть исполняет свои телесные дела, а внутренний весь пусть будет посвящаем на служение Богу, и никогда не отстает от этого духовного дела умной молитвы, как заповедует нам и Богочеловек Иисус, говоря в святом Евангелии: «ты же, егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже втайне» (Мф. 6, 6). Клеть души есть тело; двери наши суть пять чувств телесных. Душа входит в клеть свою, когда ум не блуждает туда и сюда по делам и вещам мiрским, но находится внутрь сердца нашего. Чувства наши затворяются и остаются такими, когда мы не даем им прилепляться к внешним чувственным вещам, и ум наш таким образом остается свободным от всякого пристрастия мiрского и сокровенной умной молитвою соединяется с Богом Отцом своим. «И Отец твой, видяй втайне воздаст тебе яве», прилагает Господь. Видит, ведающий все сокровенное, Бог умную молитву и воздает явными дарами великими.

Ибо и эта молитва есть истинная и совершенная молитва, которая исполняет душу божественной благодатью и духовными дарами, подобно мνру, которое чем крепче затыкаешь сосуд, тем благоуханнейшим делает сосуд сей. Так и молитва, чем крепче заключаешь ее внутрь сердца, тем более она обилует божественной благодатью. Блаженны те, которые навыкают сему небесному деланию, потому что им они побеждают всякое искушение злых бесов, как Давид победил гордого Голиафа. Им погашают бесчинные пожелания плоти, как три отрока угасили пламя пещи. Сим деланием умной молитвы укрощаются страсти, как Даниил укротил диких зверей. Им низводят росу Духа Святого в сердце свое, как Илия низвел дождь на гору Кармил. Сия умная молитва восходит до самого престола Божия и хранится в златых фиалах, и, как кадило, благоухает пред Господом, как видел Иоанн Богослов в откровении: «двадесять четыре старцы падоша пред Агнцом, имуще кийждо гусли, и фиалы златы полны фимиама, уже суть молитвы святых» (Апок. 5, 8). Сия умная молитва есть свет просвещающий душу человека и сердце его воспламеняющий огнем любви к Богу. Она есть цепь, держащая в единении Бога с человеком и человека с Богом. О, ни с чем несравнимая благодать умной молитвы! – Она поставляет человека в положение всегдашнего собеседователя с Богом.

Читайте так же:  Молитвы любви старицы антонии

Григорий Палама об Иисусовой молитве

Нужна помощь

Дом милосердия: благотворительные обеды

На территории Дома милосердия работают 3 социальных домика. Мы нуждаемся в вашей поддержке! За ноябрь на 17.11.19 на Дом милосердия собрано: 24 495 руб. (+12 874 руб. за неделю).

Сбор на трактор для уборки территории храма и Дома милоседия

Мы отметили на карте территорию, которую расчищает приход — это вся площадь от заезда машин с пр.Культуры, включая дорожки и автостоянку, и стойплощадка Дома милосердия. Сумма к сбору – 1276 000 руб. Срок — 31.12.2019 г. На 17.11.19 собрано 16% от необходимой суммы — 214 621 руб. (+3 956 руб. за неделю).

Новости

Новости строительства: заливка полов и прокладка инженерных сетей

В строящемся Доме причта (воскресной школе) остеклены окна храма свт.Иннокентия Московского. Началась работа по прокладке инженерных сетей и заливке монолитных полов.

25 лет сестричеству милосердия св.мц.Елисаветы

Сестры сестричества милосердия преподбномученицы Елисаветы служат в первом в России хосписе и опекают детей, родители которых закончили в хосписе свой земной путь.

Разговор со священником

Статьи/ Разговор со священником/ Учение святителя Григория Паламы об Иисусовой молитве

Учение святителя Григория Паламы об Иисусовой молитве

Из проповеди прот. Сергия Филимонова

Святитель Григорий, архиепископ Фессалоникийский, память которого мы празднуем во второй воскресный день Великого поста, прославился в Церкви земной и Церкви Небесной утверждением догматов и основ православной веры.

Свт. Григорий Палама. Фреска. Афон (Ватопед). 1371 г.

Он собрал воедино все учение о молитве Иисусовой, которая возвышает человека и сродняет его с Господом, и без которой, как говорил преподобный Серафим Саровский, монах становится подобен обгоревшей головешке.

Его наследие было развито нашими соотечественниками святителями Игнатием Брянчаниновым, Феофаном Затворником, Филаретом Дроздовым, старцами Оптинскими и Глинскими, великим старцем Паисием Величковским. Благодаря им Иисусова молитва постоянно практиковалась и доселе практикуется на Руси.

Святитель Григорий Палама учит, что каждый христианин должен стремиться соединиться с Господом через Иисусову молитву. Всем, а не только монахам и пустынникам, благословляется творить эту молитву — это огненный меч, который не дает дьяволу приблизиться к душе человека. Она помогает прилеплять ум и сердце к Иисусу Христу, именно она отгоняет нечистых духов и многочисленные злые помыслы, которые лезут в голову — помыслы осуждения, гнева, раздражения, похоти.

Как только вы вспоминаете эту молитву, начинаете про себя призывать сладчайшее Иисусово имя и погружаете свой ум в слова молитвы, вражеские помыслы начинают отступать, словно палимые огнем.

Святитель Игнатий Брянчанинов учит, что Иисусова молитва должна твориться с покаянием и сокрушением сердца. Иначе человеку кажется, что он направляет ум к Богу, а на самом деле — в сторону, противоположную Ему.

Из проповеди протоиерея Сергия Филимонова

Год с Настоятелем. Православный календарь 2016.

Как получить личное откровение от Бога

Прослушать проповедь прот. Сергия Филимонова 27 марта 2016 года (продолжительность 11 минут). Неделя святителя Григория Паламы. «Как получить личное откровение от Бога».

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. Начались работы по строительству храма свт.Василия Великого — закладка состоялась 9 февраля 2017 года, принимаются имена на вечное поминовение на сваи. Устроена дорога на стройплощадку, установлена мойка для колес выезжающей техники, ведется работа по разметке свайного поля для храма. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Похожие материалы:

Любите друг друга, как Учитель и учителя

из проповеди прот.Сергия Филимонова в Великий четверг, Воспоминание Тайной Вечери.

Об оккультном поражении

Как следствие общения с экстрасенсами появилось очень много оккультнопораженных людей, пострадавших от Коновалова, Кашпировского и других экстрасенсов. С ними работают православные врачи и священники, в том числе специалисты нашего Душепопечительского Центра. Протоиерей Сергий Филимонов.

Терпеть, молиться и ждать

Завтра Похвала Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии. Как и любой праздник Пресвятой Богородицы, он посвящен женщинам.

Святитель Григорий Палама и его учение

Будущий святитель родился в 1296 году в Константинополе в семье сенатора. Получил блестящее классическое образование, изучал грамматику, риторику, физику и логику. Особенно любил греческого философа Аристотеля. В 17 лет юноша восхитил византийский двор, прочтя лекцию о сочинении «Логика» этого античного мудреца.

В 18 лет или чуть позже он принимает монашество на Афоне.

К 1332 году святитель Григорий начинает писать богословские сочинения. Он оставил после себя множество сочинений – проповеди, полемические трактаты, богословские труды, но главный его вклад в православное вероучение состоит в том, что он был защитником и практиком непрестанной молитвы, исихии (молчания), учения о нетварных энергиях и Фаворском свете. Подвижник с Божией помощью может очистить свой ум и тело от греховных мыслей и поступков настолько, чтобы удостоиться реальной встречи со Христом, увидеть нетварный фаворский свет, который было даровано увидеть апостолам на горе Преображения.

Часто идеи святителя Григория рассматривают как имеющие отношение к исключительно монашеской практике. Почтенные старцы, подобно йогам, сидят по своим келиям, овладевают особой техникой дыхания, а для большей сосредоточенности смотрят на свой пупок (так карикатурно писал об исихастах основной оппонент святителя – монах Варлаам Калабрийский из Калабрии в Италии). Но на самом деле оппонент святителя Григория ошибался. Хотя бы потому что апостол Павел заповедовал «непрестанно молиться и за все благодарить» всех христиан, а не только иноков: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5, 16-18).

Монах Варлаам приехал в Константинополь и начал полемику с Григорием Паламой, продолжавшуюся 6 лет до 1341 года. Главное их расхождение состояло в том, что Варлаам считал невозможным реальное познание Бога или встречу с Ним в земной жизни.

По мнению же Григория Паламы, такая встреча возможна, в той мере, в какой Святой Дух может открыть человеку. При этом речь идет не о физическом видении, а о внутреннем созерцании «умными очами». Палама утверждает, что Бог непознаваем и недоступен в своей сущности. Однако человек имеет возможность приобщения к нетварной Божественной энергии, говоря о которой святитель использует образ Фаворского света. При этом эта Божественная энергия преображает все наше существо: наш ум, нашу душу и даже наше тело.

Разумеется, для этого нужны не только рациональные, умственные усилия, но и духовная жизнь, аскеза, пост и молитва. Целью этого пути является обожение, т.е. соединение человека с Богом, приобщение к Божественной жизни при помощи Божественной благодати и созерцание Божественных энергий – нетварного света.

Читайте так же:  Молитва о умирении вражды между ближними

Оппоненты же Паламы утверждали, что человек не может реально приобщиться Богу, а Его энергии являются тварными. Но если не существует нетварной благодати (Энергии), то человек или приобщается непосредственно самой Божественной сущности, что логически невозможно, или вообще не может иметь никакого реального общения с Богом.

Напротив, Православная Церковь поддержала святителя Григория и признала его учение о нетварной энергии, которая есть Сам Бог вне Своей сущности.

После 1347 года святитель Григорий был избран епископом Фессалоникийским (как раз того города, жителей которого апостол Павел и призвал всегда молиться), год провел в плену у пиратов, ожидая выкупа за себя, после этого несколько лет управлял своей епархией и скончался 14 ноября 1359 года от болезни. Ему было чуть больше 60 лет.

Святитель Григорий Палама – ориентир для всех нас

Ректор Коломенской духовной семинарии, епископ Зарайский Константин о святителе Григории Паламе.

Личность святителя Григория Паламы, жившего в далеком XIV веке, поставлена святой Церковью ориентиром всем нам для того, чтобы мы научились чему-то очень важному в его подвиге и в его учении. Чем же важен для Церкви опыт и свидетельство великого Фессалоникийца?
Византийский аристократ, в молодости ушедший в монахи, замечательный богослов, миротворец, аскет, посвятивший свою жизнь защите и философской концептуализации мистического опыта православного монашества – святитель Григорий является одним из тех вселенских учителей Церкви, который и сам достиг вершин богопознания и смог изложить и передать нам великий опыт православного подвижничества.

Великий делатель Иисусовой молитвы, он утверждал истины о Божественном Фаворском Свете не на основе книжной учености и логических умозаключений, но на основе реального духовного опыта, опыта, укорененного в Священном Предании Церкви.

Его жизнь и богословие – это ориентир всем нам. Его пример показывает, что на пути духовного возрастания, пути покаяния, поста и молитвы, возможна реальная встреча с самим Богом и благодатное, райское пребывание с Ним.

Для всякого человека важно, чтобы в своей жизни он выбирал как ориентир и пример таких людей, которые являлись лучшими в своем деле. Для православного христианина, призванного к деятельной духовной жизни, одним из таких примеров, безусловно, является святитель Григорий Палама, искатель Бога, обретший Его и возвестивший нам о возможном для каждого из нас Рае.

МАКАРОВ Д.И. Учение Григория Паламы об очищении человека (По трактату «Три главы о молитве и чистоте сердца») и некоторые параллели в поздневизантийской мистике

Видео (кликните для воспроизведения).

Среди творений св. Григория Паламы, привлекающих вни­мание исследователей в связи с проблемами истории поздневизантийского исихазма и складывания предпосылок исихастских споров, находится и небольшой трактат «Три главы о молитве и чистоте сердца» («De oratione et puritate cordis capita tria») 1 . Хотя назрела пора возможно более тщательного сравнительно-истори­ческого изучения всех дошедших до нас источников по истории исихазма, до сих пор, насколько нам известно, не было сделано подробного изложения идей этого трактата на обшем фоне поздневизантийской антропологии. Упоминавшие о трактате ученые ограничивались беглыми характеристиками его роли, главным образом, в сохранении традиции Иисусовой молитвы 2 . Однако в трактате содержится в первую очередь ее аскетико-антропологическое обоснование. Думается, пришла пора более подробно рас­смотреть это сочинение — с целью проследить формирование и дальнейшую эволюцию антропологических взглядов Паламы, базирующихся на молитвенной практике исихастов 3 , а также по­пытаться прояснить роль и место этой небольшой опускулы в «исихастском возрождении» (И.Ф. Мейендорф, Р.Э. Синкевич) 4 конца XIII — начала XIV в.

Прежде чем приступать к анализу содержания трактата, ска­жем несколько слов о его возможной датировке. Теми, кто пы­тался прояснить его хронологию, признается, что «Три главы» — одно из самых ранних произведений Паламы 5 , составленное, воз­можно, около 1334 г. 6 В пользу этого говорит спокойный и не­принужденный характер изложения, лишенный упоминаний о Варлааме и нападках на исихастов. Если воспользоваться хроно­логией Р.Э. Синкевича 7 и условно разделить писательскую дея­тельность Паламы на три этапа: аскетический, полемический и пастырский, то «Три главы» будут обозначать завершение перво­го из этапов и постепенный переход к полемике По всей види­мости, трактат был составлен до мая—июня 1336 г., когда Палама написал Первое письмо Акиндину, где различил познание Бога через озарение, даруемое чистым сердцем, и естественное созерцание — через тварную природу 8 : первые нотки апологети­ки начинают чувствоваться в споре. С учетом сказанного можно говорить о времени написания трактата: 1334 — первая половина 1336 г. Если же принять во внимание, что во второй половине 1335 г. Палама пишет «Трактаты против латинян» 9 , то вероятнее отодвинуть его создание на 1334 — первую половину 1335 г. Это была, таким образом, непосредственная подготовка фундамента грядущих споров.

Хотя трактат озаглавлен «Три главы о молитве и чистоте сердца», речь в нем идет преимущественно о деятельности ума и души. Более того, описывая деятельность ума как состоящую в помыслах и размышлениях (logismois.. kai noemasi), Палама го­ворит: «…кроме того, ум — сила приводящая их в движение, которая называется в Писании еще и сердцем (kardia)» (Ibid ). Ум в своей динамике — как сила, руководящая помыслами, — здесь, по сути, отождествляется с сердцем. Если верен вывод, сделанный на основе анализа позднейших произведений Паламы, что учитель безмолвия примыкал к традиции Псевдо-Макария, по­мещавшей разум в сердце 17 , то здесь мы видим неразличенность этих феноменов, что является, видимо, признаком раннего эта­па развития мысли Паламы, когда он заботился не столько о разграничении терминов, сколько об описании реальных про­цессов в человеческой душе. Впрочем, и позже Палама не всегда разделял, к примеру, области духа и души |!1 . Возможно, пред­ставление о внутренней взаимопропицаемости отдельных сторон духовной природы человека с ранних лет становилось доминан­тным в его взглядах К этому располагали строй исихастской аскезы и способы богословия, усваивая которые, Палама фор­мировался как теолог

Второй (и последний) раз сердце упоминается в конце трак­тата, когда речь идет об очищении потенций души (см. ниже), в итоге чего подвизающийся «.. предваряет (phthanei) в |глубине] сердца и ума (курсив наш. — ДМ.) совершенную, истинную и непоколебимейшую чистоту…» (Ibid. 112ΙΑ). Таков результат све­дения очищенного от помыслов ума в сердце, являющееся (как все же видно из текста Паламы) центром души, очищенной во время исихии от страстных потенций и действий.

Этому содействует Иисусова молитва. Действительно, упо­минаемая Паламой однословная молитва (он говорит о себе и о собратьях-аскетах, проводящих время «в молитве, и преимуще­ственно в однословной (en prosenche, kai malista monologisto)» (Ibid 1120Q], может быть идентифицирована как Иисусова, ее наибо­лее распространенная формула, как показал И.Ф. Мейендорф «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». В этом не сомневается и А. Риго 19 . Молитва эта —■ важнейшее средство очи­щения души и духа (ума). Благодаря ее соединению с активнос­тью ума по соблюдению чистоты и непотревоженное™ внутрен­него мира личности душа наша «легко очищается» (Ibid.). Более того, лишь благодаря этой объединенной активности она и явля­ется разумной (logike) (Ibid.). Определение души как разумной достаточно характерно для Паламы 20 Но разумность ее, как видно из трактата, не есть нечто неизменное: ее сохранение требует постоянной очистительной практики. В этом нельзя не видеть про­явления общего динамического и жизнеутверждающего взгляда Паламы на человеческую природу и судьбу.

Читайте так же:  Покрова ПреСвятой Богородицы молитва

Динамизм паламистской антропологии проявляется особен­но ярко в учении о потенциях и действиях души. В самой этой постановке вопроса есть нечто аристотелевски-плотиновское, зат­рагивающее горизонт философии 21 . Палама касается вопроса о де­ятельности души, давая лаконичное и глубокое ее определение: «Душа… — единое живое существо со многими потенциями» (Ibid.). Каждая из этих потенций (dynameis) способна производить свое особое действие (energeia). И если действие хотя бы одной ока­жется порочным, загрязнится душа в целом. Поэтому направлять к себе и очищать эти потенции и порождаемые ими действия можно лишь целокупно. Если же мы очистим лишь действие, мы оставляем его потенцию загрязненной грехом. По этой причине продвигаться к более высоким ступеням исихастского делания чрезвычайно трудно.

Но тех, кто благодаря усердию в добродетелях, обращению вовнутрь ума и молитве достиг вершин созерцательно подвижни­ческой активности 22 , ждет щедрое воздаяние от Бога, а именно — дарование света Этой темой мы и завершим разбор трактата.

Панама сумел сохранить исихастскую традицию, которая живой нитью прошла сквозь труднейшие испытания новой истории.

Завершая, привожу свой перевод трактата. За помощь в разборе некоторых трудных мест благодарю проф. Х.-Ф. Байера. За щедрую помощь консультациями и материалами благодарю В.М. Лурье.

Исихазм: да будет Свет!

Как стать подобным Иисусу Христу? Что такое Фаворский свет? И в кого можно превратиться, если не молиться? В Неделю Григория Паламы поговорим о том, как с помощью простых слов можно измениться и стать ближе к Богу.

Иисусова молитва

Нет ничего слаще для души христианина, чем имя Бога на устах. Со времен Макария Египетского православным людям открыто сокровище одной из самых текстуально короткой молитвы и одновременно самой глубокой, за простой формулой скрывается бесконечная теплота невидимого Божественного Света.

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго».

Как многие и шедевры формул обращения к Богу, Иисусова молитва родилась в среде монашества, самой пассионарной, свободномыслящей и живой части христианства в древности. Искавшие уединения с Творцом отшельники покидали общество, селились в безлюдных пустошах и сосредотачивали все мысли на собственной душе и возможности восстановления ее связи с Господом.

В Евангелии можно встретить несколько мест, в которых герои страниц о земной жизни Иисуса Христа просят Его о помиловании, то есть разрешении их тяжелых жизненных ситуаций. Например, о помощи Богочеловека просил слепой Вартимей:

Слепой прозрел. Ему помогла вера, то есть убежденность в Божественности Христа и твердая надежда на помощь Бога.

Иисусова молитва легла в основу православной аскетики, став способом разговора с Богом, просьбой очиститься от несовершенства грехов и возможности видеть нетварный Фаворский свет. Аскетикой называлось сознательное ограничение себя от «сокровищ» бренного мира при повышенной самодисциплине. Посты, молитвы, изучение священных книг, борьба с самим собой и прочие практики аскезы не были самоцелью, но лишь способом достижения единства с Богом. Думать, что средства являются целью – было бы ошибкой. И значительную часть времени подвижников древности занимала Иисусова молитву, которую, как правило, совершали про себя, но по определенным правилам.

Предполагалось, что через молитву христианин может достигнуть возможности видеть нематериальный Божественный Свет, который озарял очистившегося от грехов человека. Сияние, которое увидели в свое время апостолы на горе Фавор, исходившее от Христа, было визуальным отражением человеческой природы, преображенной в Божественную. Движение практиков Иисусовой молитвы, в рядах которого к Средневековью состояли и монахи, и миряне, получило название исихазма, дословного переводимого на русский язык с греческого как тишина и уединение.

Исихазм на Руси

В XIV веке исихазм из Византии, где он стал особо популярен, приходит и на Русь. Культура «Великого молчания», как называют средневековое церковное искусство русского народа, несомненно, обязана своим духом исихазму. Желание воцерковить пространство жизни, создать из государства храм и одновременно посвятить себе молчаливому уединению серьезно повлияли на мировоззрение целой нации.

Исихастами были и Сергий Радонежский, и Андрей Рублев, и многие подвижники и самые обычные жители Руси.

Практика Иисусовой молитвы глубоко проникла в народное сознание, став обыденной практикой и для иноков, и для мирян. «Духовным мечом», с помощью которого совершалась молитва, стала лестовка, символичное и практичное творение русского религиозного ума. В книге «Цветник» священноинока Досифея описано, с каким усердием следует совершать исихастскую практику:

«Молитву… Иисусову произноси непрестанно, стоишь ли, сидишь ли, ешь или пьешь, путешествуешь или другое что делаешь. Непрестанно произноси на всяком месте, во всяком деле, во всякое время и предваряя всякое дело, прилагай старания».

В древнерусских уставах сохранены указания о том, как человек по нужде или желанию может отмаливать частично или полностью суточный круг богослужения при помощи поклонов с произнесением слов Иисусовой молитвы:

  • За вечерню: триста поклонов.
  • За немифон: триста поклонов.
  • За павечерницу: двести поклонов.
  • За полунощницу: триста поклонов.
  • За утреню: семь сот поклонов.
  • За первый час: сто пятьдесят поклонов.
  • За часы: пять сот поклонов; за часы с почасием: семь сот пятьдесят поклонов.

Иисусова молитва требует от человека повышенного внимания. Необходимо слышать произносимые в уме слова и сосредотачиваться на них. А произносить молитву нужно еще и с сердцем. Ведь наш разговор с Богом всегда должен быть честным, искренним и от души.

Светлая мерность

Всякий, кто призовет имя Господне, спасется

На нас медленно и неизбежно надвигается финал земной жизни. Кого-то мысли о нем страшат и приводят в отчаяние, а кого-то бодрят и воодушевляют. Христианин ждет встречи с Богом, лицом к лицу, хотя уже сейчас вполне явно ощущает Его теплое и светлое присутствие совсем рядом.

Царство Небесное – не «второй этаж», а вполне осязаемая реальность, которая начинается здесь и сейчас. Мир вечного счастья находится, по слову Христа, внутри нас. Нам дана возможность сегодня сделать выбор в пользу настоящей жизни. Мы можем стать совершенными, такими, как Господь.

Читайте так же:  Славянская Богиня макошь молитва

Вдумаемся, что держит нас в этой реальности, когда по ту сторону материального мира скрывается таинственное, но бесконечное пространство Альфы и Омеги, Божественного Космоса? Мы похожи на астронавтов, каждый из которых по-своему готовиться к полету в неизведанное. Кому-то это, очевидно, не нужно.

Жизнь пытается не позволить нам взлететь. У нее свои планы, ей нужны кадры для обеспечения «движухи» среди людей ежесекундно. Суета съедает человека, и однажды, расставшись с физической оболочкой, его душа будет горько сожалеть о «бесцельно потраченных годах». Жизнь просто пытается нас использовать, а мы просто ведемся. Мы перестаем слышать голос внутри нас. Голос Бога.

Под солнцем ничего нового, и тысячу, и две тысячи лет назад человек задавался одними и теми же «проклятыми вопросами». Христиане всегда искали «лайфхаки», как спасти свою душу от Молоха бренного мира. И они нашли ответ: Иисусова молитва. Протереть покрытую пылью суеты лампу души помогают призывы Бога. Каждое произнесение священного Имени озаряет нашу душу светом и теплом. Так раздаются ответы Христа на наши призывы.

Мы призваны к непрестанной молитве. Но почему-то вместо первого дела веры мы находим себе оправдание в делах второстепенных, забывая, что молитва как воздух нужна нашей душе. Без нее мы задохнемся и станем живыми трупами, духовными зомби. Призывая имя Божье, нам открываются безграничные глубины духовного света. Мы приближаемся к Тому, Кто создал нас

Храм Сергия Радонежского

Волгоград

В Неделю свт. Григория Пала́мы — об умной молитве.

Великий Пост называют светотво́рным. Особенно уместно это название в Неделю свт. Григория Пала́мы. Потому что свт. Григорий отстоял учение о Божественном Свете.

Католические монахи Запада не смогли понять практики умной молитвы православных монахов. В результате возникшего спора, с помощью свт. Григория Паламы, на Соборе было установлено учение о Нетва́рном Свете.

Какое значение оно имеет в нашей личной жизни?

Без этого учения не состоялось бы полноты и глубины личной молитвы.

Бог неприступен для нас, т.к. Он полностью Иной, чем весь тва́рный мир. Но чтобы дать нам возможность приблизиться к Себе, Он выходит к нам, и дает ощутить, зреть Себя так, как Сам нам Себя открывает. То, как Он нам Себя открывает, мы называем Нетварным Светом, или божественной Энергией. По Существу Бог недоступен нам. Но по энергиям – доступен. И эти энергии (или Свет) есть Сам Он.

Что это значит? Это значит, что в Свете, который видят исихасты – Сам Бог.

Это значит, что в иконе присутствует Сам Бог (непостижимо для нас).

Это значит, что в Имени: Иисус Христос — присутствует Сам Бог.

Это значит, что когда мы произносим: «Иисусе Христе», Он Сам присутствует в нашем слове, нашей мысли, нашем сердце.

Это значит, что присутствуя, Он освящает нас, и очищает.

Нам самим не справиться со страстями, с греховными помыслами. Имя Христово их очищает.

Сначала нужно свою страсть, свой греховный помысел (поступок) на исповеди открыть. Открыть, сделать явным, отдать Богу, не утаить себе.

А потом, молиться. Не только ради прошения, содержащегося в молитве. А ради того, чтобы Имя Христово пребывало в нас.

Молиться не небрежно. А молиться внимательно, со вниманием к слову.

Не нужно возбуждать в себе эмоции или чувства, соответствующие словам молитвы. Наоборот, нужно упразднить в себе собственные эмоции, чувства. Имя Христово само родит в нас святые чувства. Чтобы это произошло, нужно быть праздными от своих чувств, мыслей. Поэтому во время молитвы мы храним ум в словах молитвы.

Имя Божие содержится не только в Иисусовой молитве: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго» (произносится с акцентом на слово «грешнаго/грешную»). Оно содержится в каждой церковной молитве: в Псалтири, в богослужебных песнопениях, в молитвенных правилах. Поэтому всякая внимательная молитва освящает наше человеческое существо.

Таким образом, мы побеждаем страсти и помыслы не своей силой. А силой Божией, которая в Его Имени.

Нужно только упразднить себя от самого себя, чтобы дать Ему возможность действовать.

В этом упразднении – задача всех церковных действий: исповеди, молитвы, поста, обрядовых действий, церковных правил.

Умное делание сила Иисусовой молитвы

В этом сказании вкратце изложено все древне-церковное учение о непрестанном молитвенном призывании имени Иисуса, называемом «тайным упражнением» (в славянской традиции «тайным поучением»), «умным деланием», «умно-сердечной молитвой» или просто «Иисусовой молитвой», а также «искусством ума» (слав. «умное художество»). Достоинством этой молитвы является простота и краткость. Ее полный текст состоит из восьми слов: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», но есть и более краткие формы — из семи или пяти слов (как у аввы Филимона), или также из пяти слов (как в Акафисте Иисусу): «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя», или даже только из двух: «Господи, помилуй», «Христе, помилуй». Никакое дело не препятствует непрестанному повторению про себя этой молитвы: «Руки работают, а ум и сердце с Богом», по выражению святителя Феофана Затворника.

Особая благодатная сила Иисусовой молитвы проистекает из того, что она содержит имя Иисуса. Сам Христос заповедал молиться во имя Его: «Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите и получите» (Ин. 16:23-24). О чудотворной силе Своего имени Он говорит: «Именем Моим будут изгонять бесов, будут говорить новымии языками. возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мр. 16:17-18). Когда апостолы Петр и Иоанн исцелили хромого, первосвященники спрашивали их: «Какою силою или каким именем вы это сделали?» На что Петр ответил: «Именем Иисуса Христа. поставлен он перед вами здрав. ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:7-12).

В раннехристианской литературе немало упоминаний об имени Иисуса и его чудотворной силе, а также о непрестанной молитве этим именем. В книге «Пастырь» (II в.) ангел говорит: «Имя Сына Божия велико и неизмеримо, и оно держит весь мир. Он (Христос) поддерживает тех, которые от всего сердца носят имя Его. Он сам служит для них основанием и с любовью держит их, потому что они не стыдятся носить имя Его». В жизнеописании священномученика Игнатия Богоносца говорится, что, когда его вели на казнь, он непрестанно призывал имя Иисуса. Воины спросили, зачем он призывает это имя? Святой Игнатий ответил, что оно написано у него в сердце. Когда мученик был растерзан зверями, его сердце сохранилось невредимым. Один из воинов рассек его пополам и увидел надпись: «Иисус». «Неважно, — пишет по этому поводу архиепископ Финляндский Павел, — считаем ли мы этот рассказ чудом Божьим или благочестивой легендой. Во всякой случае это, как и другое имя Игнатия — «Богоносец» — говорит о том, что практика молиться именем Христовым очень древняя».

Читайте так же:  Крымский Святой лука молитвы

Эта практика жила в Православной Церкви как в ранние века, так и в самое последнее время; она продолжает жить и сейчас — не только в монастырях, но и среди мирян. Преподобный Иоанн Лествичник в VIII веке, святитель Григорий Палама и исихасты в XIV, преподобный Никодим Святогорец в XVIII, преподобный Серафим Саровский и оптинские старцы в XIX, преподобный Силуан Афонский в XX — все они писали об Иисусовой молитве.

Хотя молитва Иисусова обращена ко Христу, она является тринитарной, так как Христос назван в ней Сыном Божьим, то есть Сыном Бога Отца, а «никто не назовет Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12:3). Сущность, природа, воля, действие всех Лиц Святой Троицы едины, а потому, когда мы призываем Христа — призываем Отца и Духа, и где присутствует Христос, там присутствуют Отец и Дух.

Герой книги «Откровенные рассказы странника», от лица которого она и написана, — простой русский человек, услышавший в храме во время службы слова апостола Павла «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5:16) и возгоревшийся желанием научиться такой молитве, долгое время не мог найти духовного руководителя. Наконец один старец рассказал ему об Иисусовой молитве, подарил четки и заповедал совершать по три тысячи молитв в день. Вскоре странник стал совершать по шесть, потом по двенадцать тысяч в день, а затем «без счисления», так что молитва сама присутствовала в его сердце и он даже во сне молился. Будучи от рождения увечным (он имел сухую руку), странник ходил из города в город: «Так и хожу да беспрестанно творю Иисусову молитву, которая мне драгоценнее и слаще всего на свете. Иду иногда верст по семидесяти и более в день, и не чувствую, что иду, а чувствую только, что творю молитву».

Основным правилом при Иисусовой молитве является требование «заключить ум в слова молитвы» (Иоанн Лествичник). Однако подвижниками древности было замечено, что ум, когда находится в голове, подвержен рассеянности и «парению», не способен сосредоточиться. Поэтому был выработан метод концентрации ума в сердце, названный умно-сердечной молитвой. Сущность его в том, чтобы при молитве ум находился в области сердца: «Надобно из головы сойти в сердце. — говорит святитель Феофан Затворник в одном из своих писем. — Помнится мне, вы писали, что от внимания голова даже болит. Да, если головою только работать. А когда сойдет в сердце, никакого труда не будет, голова опустеет и помыслам конец. Они все в голове, один за другим гонятся и управиться с ними нет возможности. Если же найдете сердце и сумеете стоять в нем, то всякий раз, как начнут смущать помыслы, стоит только низойти в сердце — и помыслы разбегутся. В сердце — жизнь, там и жить надобно. Не думайте, что это дело совершенных. Нет. Это дело всех, начинающих искать Господа». Имя Иисуса должно соединиться с сердцем молящегося. Как говорил святитель Иоанн Златоуст, «да поглотит Господь сердце, и сердце — Господа, и да будут два едино».

Об умно-сердечной молитве писал автор трактата «Метод священного безмолвия», приписываемого преподобному Симеону Новому Богослову. Там, в частности, говорится, что есть три образа внимания и молитвы. Первый — когда человек, стоя на молитве, воображает в своем уме небесные блага, ангелов, святых и все, что он читал в Писании: этот путь основан на работе фантазии. Второй — когда человек, молясь, сосредотачивается в голове и воюет с помыслами, но не может их одолеть: «мысли с мыслями борются», и в уме нет ясности. Третий образ молитвы — сведение ума в глубь сердца, соединяемое со всяким вниманием, отсутствием земных попечений, чистотой совести и бесстрастием: это единственный истинный способ молитвы. Автор трактата советует для того, чтобы облегчить схождение ума в сердце, использовать некоторые физические приемы: сесть в темной комнате на низкий стул, закрыть глаза, опустить голову, стеснить немного дыхание, постараться найти умом «сердечное место» (верхнюю часть сердца) и, сосредоточившись там, творить Иисусову молитву.

Все эти приемы являются лишь вспомогательным средством для того, чтобы привыкнуть к молитве, а отнюдь не самоцелью. Любопытно, что святитель Феофан Затворник, один из опытнейших духовных наставников XIX века, относился к этим приемам весьма сдержанно. Переводя «Метод» преподобного Симеона на русский язык, он намеренно пропустил все, что касается физических приемов молитвы. В примечании он пишет по этому поводу: «Святой Симеон указывает некие внешние приемы, кои иных соблазняют и отбивают от дела, а у других покривляют само делание. Так как сии приемы, по недостатку руководителей, могут сопровождаться недобрыми последствиями, а между тем суть не что иное как внешние приспособления к внутреннему деланию, ничего существенного не дающие, мы их пропускаем. Существо дела есть — приобрести навык стоять умом в сердце. Надо ум из головы свести в сердце и там его усадить, или, как некто из старцев сказал, сочетать ум с сердцем. Как этого достигнуть? Ищи и обрящешь. Удобнее сего достигнуть хождением пред Богом и молитвенным трудом, особенно хождением в церковь».

Видео (кликните для воспроизведения).

Идеал христианства — достичь такого состояния, чтобы вся жизнь превратилась в молитву, чтобы каждое дело и каждая мысль были проникнуты молитвой. Всякий христианин имеет молитвенное «правило», т.е. некоторое количество молитв, которые он прочитывает ежедневно, или определенное время, каждый день посвящаемое молитве. «Правилом», или «каноном» (греч. kanon), строители называют прибор, по которому судят о ровности стены («отвес» — веревка с подвешенной гирей). Молитва является таким «каноном», по которому мы можем определить наше духовное состояние: если мы любим молиться, значит — мы на пути к Богу, если нет — в нашей духовной жизни не все в порядке. По молитве можно проверить любое дело — угодно оно Богу или нет. Один купец долго убеждал преподобного Силуана Афонского, что курение — не грех. Старец Силуан посоветовал ему всякий раз, прежде чем взять сигарету, помолиться. Купец возразил: «Молиться перед тем, как курить, как-то не идет». Силуан сказал в ответ: «Итак, всякое дело, перед которым не идет несмущенная молитва, лучше не делать».

Григорий Палама об Иисусовой молитве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here